Электронная библиотека

моряк, Илья Петрович, ты знаешь это; зато я сам знаю, что ты моряк лучше

меня. Лежать в дрейфе, дожидаясь тебя в бурную ночь вблизи камней, - право,

не находка. Друг, Илья! отложи свое намерение, - взяв его за руку, с

чувством продолжал Нил Павлович, - волнение развело огромное - видишь, как

сильно поддало!

В самом деле, вал расшибся о скулу фрегата и через сетку окропил

брызгами обоих друзей. Фрегат вздрогнул, но сердце капитана осталось

спокойно, - ему ничто не казалось зловещим. Любовь ослепляет самый опыт и

дает какую-то темную веру, что природа может иногда изменять свои законы

для любовников. Правин отряхнул брызги и тихо отвел руку Нила Павловича.

- Пустые страхи! - произнес оп. - Еду, хочу ехать!..

- Твоя воля мне закон, но воля, а не прихоть. Не сердись, что я круто

говорю тебе правду, я не придворный. Будь муж, Илья! Ты уж и то много

потерял во мнении товарищей через свою предосудительную связь; ну да

прошлое прошло, бог с ним! Распростились - баста! Нет, так давай еще

амуриться. Сам посуди: стоит ли рисковать царским фрегатом и жизнью этих

добрых людей, даже собственною славою, Для масленых губок твоей беспутной

княгини?

Капитан вспыхнул.

- Прошу вас, г. лейтенант, быть не очень тароватым на осужденье особ,

которых вы хорошо не знаете. Вместо того чтобы разбирать поведение вашего

капитана, лучше бы вам исполнять его приказания.

- А! - молвил тогда обиженный в свою очередь Нил Павлович, отступая и

возвыся голос. - Вам угодно говорить мне как начальник подчиненному? Так

позвольте мне, в лице вахтенного лейтенанта, заметить вам, капитан, что вам

неприлично отлучаться со вверенного вам фрегата перед бурею, зная, что этим

вы подвергнете его неминуемой опасности.

Нил Павлович брызнул маслом на огонь.

- Вы, сударь, не судья мне! Прикажите, сударь, спустить шлюпку,

говорю я вам! - вскричал Правин в запальчивости. - Не заставьте меня самого

приказывать. Знайте, что если вы меня выведете из терпения, я могу забыть и

прежнюю дружбу и долгую службу нашу вместе.

- Мне кажется, капитан, вы уже забываете ее, оставляя свой пост. Я

гласно протестую против вашего отъезда и прошу записать мое мнение в

журнал.

- Г-н штурман! - гневно воскликнул капитан, - запишите в журнал слова

г-на лейтенанта Какорина и прибавьте к этому, что он арестован мною за

ослушание. Отдайте, милостивый государь, ваш рупор лейтенанту Стрел-кину и

не выходите из вашей каюты. Шлюпку!

- Пусть нас судит бог и государь! - горестно сказал Нил Павлович,

уходя. - Но вспомните мои слова, капитан... вы дорогою ценою купите горькое

раскаяние!

Капитан корабля, беспрестанно находясь на службе и вблизи своих

офицеров, поневоле облекается недоступ-ностию, чтобы подчиненность не

исчезла от частого товарищества. Правин, как и всякий другой, скоро привык

к безусловному повиновению, а тут Нил Павлович, не умея взяться за дело,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки