Электронная библиотека

обороте карточки адреса лучшего трактира в местечке... (мы назовем его

Ляйт-Боруг), куда сбиралась ехать сегодня же княгиня, отдохнуть вдалеке от

шуму и пыли, покуда сошьют ей в Плимуте английский костюм. Ей так

расхвалили здоровое местоположение и живописные окрестности этого

Ляйт-Боруга... ей так необходимо поправить свою слабую грудь после морского

путешествия. Князь приедет за нею дня через три, и вместе отправятся в

Лондон; и теперь княгиня должна быть уже там, и его фрегат против самого

Ляйт-Боруга, и до берегу не более двух миль! Все это пришло вдруг на память

Правина. Он несколько раз поворачивал карточку, и каждое слово ее казалось

теперь ему чертами света, - они загорались подобно электрическому

фейерверку от прикосновения проводника. Недоконченная речь: "Ангел мой, я

твоя..." принимала тысячу разных смыслов, и все они сходились к одному:

свиданье или смерть! Для чего ж иного она хотела ехать в Ляйт-Боруг? Для

чего иного написала свое таинственное посланье на карточке адреса?..

"Свиданье или смерть!" - молвил себе Правин.

- Нил Павлович! - сказал он, быстро обернувшись к лейтенанту, -

прикажите спустить с боканцев мою десятку: я еду на берег!

- На берег? вы, капитан, едете на берег? - с изумлением спросил Нил

Павлович. - Этого быть не может.

Правин важно посмотрел на лейтенанта. ;. - Желал бы я знать, почему не

может этого быть? - с ирониею возразил он.

- Потому, что не должно, капитан!

- Нил Павлович будет, конечно, так добр, что растолкует, почему это?

- Я думаю, вы лучше всех знаете, капитан, что, глядя на вечер, опасно

пускаться в прибой для шлюпки; еще опаснее ложиться в дрейф для фрегата,

когда буря на носу. Притом это напрасно замедлит путь.

- Оставьте мне знать, что напрасно и что надобно. Я так хочу - и оно

так будет. Прикажите сейчас спустить шлюпку!

Нил Павлович поздно заметил, что он ошибся в расчете, обращаясь к

Правину как к начальнику и между тем противореча как другу, вместо того

чтобы обратиться к другу и уговорить капитана.

- Ты сердишься, Илья? - сказал он, подошедши к нему ближе, - и,

право, напрасно. Посмотри на небо и на море: они хмурятся на нас, будто

судья на уголовного преступника. Не покидай же фрегата в такую пору: не

клади на себя упрека, что ты уехал от опасности!

- Я, я, бегу от опасности? Послушай, Нил... на свете не было другого,

кроме тебя, кто бы осмелился мне сказать это; и нет никого, кто бы сказал

это дважды. Я довольно жил и служил, чтобы меня не подозревали в трусости!

- Илья, Илья! прочь от меня укор в подобном сомнении. Не отвага, а

благоразумие тебе изменяет. Не в трусости, а в безрассудстве станут

обвинять тебя, если ты поедешь... Ну, чего боже сохрани, если без тебя что

случится!..

- Кажется, Нил Павлович боится ответственности, когда останется

старшим.

- Не ответственности, но вреда судну и людям боюсь я. Неплохой я

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки