Электронная библиотека

слишком много у прошлого, потому что он в часах истратил годы счастия. Лишь

одно воспоминание вползает в развалины, как змея. О воспоминание! ты

льешься тогда горючими слезами из очей, каплешь кровью из сердца. Разлука

встает между любящимися, будто ледяная стена, и на ней, словно в волшебном

фонаре, изображается в тысяче видах все былое. Вторится каждая прелесть,

каждое слово неги и нежности! Чародей, она воскрешает ласки, уносившие нас

до восторга, утоплявшие нас в небесном самозабвении, зажигает вновь взоры и

поцелуи, и когда на устах разгорается жажда лобзаний, когда кровь пышет,

когда сердце рвется слиться с другим в пламени взаимности, - рука, и уста,

и сердце встречают лед и мечта тонет в мерзлой реке, подобно голубку,

опаленному пожаром. Тогда, о, тогда невольно рождается вера в злое начало,

в самовластие Аримана, в силу ангела тьмы! Кажется, чувствуешь тогда его

мертвящее дыхание, видишь во тьме его злобные очи, внемлешь его адский смех

за собою.

Мрачней, все мрачней становилось море, и с ним заодно чернели думы

Правина. Грудь его вздымалась тяжело, будто свинцовые валы обливали ее

своею тяже-стию, будто лежала на ней колоссальная рука судьбы. Он смотрел

на полет чаек: они одна по одной отставали от фрегата и с жалобным криком

исчезали в туманном небе.

"С вами, - думал он, - улетают мои последние радости, и когда Англия,

зта раковина, хранящая жемчужину моей души, исчезнет из глаз моих, не все

ли равно, что я схороню ее в океане... Когда случай сведет нас? где могу я

встретить ее? А между тем я, бедный скиталец, останусь над бездною

один-одинок!"

Как обыкновенно звучат эти слова! Раскройте словарь, и вы с трудом их

отыщете на странице. Как грамматическое орудие, они ничем не отличны от

своих собратий; но как выражение мысли, как символ чувства, как след дела -

я никогда не могу прочесть или услышать их, чтобы сердце мое не сжалось.

Один бог может быть одинок без скуки, ибо в лоне его движется все. Только

бог может быть один без сожаления, потому что нет ему равного.

Предвещания, предчувствия теснились в сердце Пра-вина: сильные страсти

нас делают суеверными. Но к ним прививалась и ревность, которой не мог

отрицать ничей разум.

"Она будет в Лондоне и в Париже, - думал он, - и кто порука, что в

вихре рассеянности она не забудет меня! Притом, устоит ли она противу

обольщения, вооруженного всеми прелестями дарований, ума, славы, красоты,

моды? устоит ли против собственного тщеславия? И я, неопытный, ни разу не

дерзнул ей напомнить о верности, связать ее клятвою! О, как бы я желал еще

хоть час побыть с нею, услышать ее обет верной, вечной любви, умолить хоть

из жалости не изменять мне и, если суждено нам судьбою не видаться более,

проститься с ней не равнодушным знакомцем, как это было в Плимуте, но

страстным любовником, наедине, слить наши слезы и пламенным поцелуем

запечатлеть пламенную любовь!"

Он вынул из кармана последние слова княгини, написанные карандашом на

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки