Электронная библиотека

ровесником века, или, как выражаются у нас, а 1а hauteur du siecle [На

уровне века (фр.)], скрепя сердце заглядывал иногда в энциклопедию и

довольно бегло, хотя очень невпопад, толковал о художествах, о пушках

Пексана, о паровой машине и примадонне Каменноостровского театра, о

сморчках и политике. Вздумано - прошено. Князя Петра не думали удерживать.

Напротив, ему дали еще несколько поручений и позволили ехать до Англии на

фрегате "Надежда"; это случилось так невзначай и так кстати!! Князь Петр не

знал, откуда у него взялась такая охота к морю! Конечно, сборы князя Петра

продолжились бы, вероятно, до заморозков: то нет дичинного бульону, или

толченых рябчиков, или сушеных сливок, то не нашли настоящих Piccalilli

[Острые пикули (англ.)], то не достали вечного Донкинсова супу в жестянках.

Зато княгине недолго было уложить свое сердце, а имевши его в груди,

влюбленная женщина смело может сказать: "omnia mecura potto - всё с собою

ношу!"

- Я готова, мой друг, - ласково сказала она своему раздумчивому

супругу, - фрегат не будет ждать нас - завтра мы перебираемся на него

непременно.

Такой лаконизм не очень понравился князю Петру, который начинал уж

догадываться, что как ни вкусна морская рыба, но она все-таки далее от губ,

нежели теленок на рынке; но услышав, как решительно объявила княгиня его

повару и камердинеру, что если они не будут во всей готовности к пути

сегодня, то завтра следа их не останется в ее доме, проглотил свое но, - и

вот он волею, а пуще того неволею - морской путешественник.

Покуда вывертывали якорь, покуда фрегат катился под ветер с парусами,

трепещущими будто от нетерпения, сомненье: точно ли мы останемся на

фрегате? волновало грудь Веры. Взоры ее перелетали с берегов, словно

кружащихся около, на мужа, который с сожалением ловил их глазами. Зато

когда фрегат взял ход и стал салютовать крепости, это торжественное

прощанье с Россиею убедило Веру, что уже возврат на берег невозможен, что

она долго и близко будет с Правиным; очи ее засверкали; она взглянула на

море, которое развивалось впереди все шире и шире, потом на своего милого -

и взор ее сказал: "Перед нами море, море блаженства!" Ни одна печальная

мысль, ни малейший страх не возникали между нею и Правиным: чувство счастия

казалось ей беспредельным.

Но высоко билось сердце Правина, и не одним наслаждением: какой

мужчина покинет родину, не оглянувшись на нее, не вздохнувши по ней, будучи

даже подле любимой, особы? Сомнительная дума: увижу ль-то я тебя, и как я

тебя увижу? - щемит ретивое, и сквозь слезу тускнеет синева дали.

Грустно смотрел Правин на покинутый берег отечества и с каким-то

беспокойным любопытством прислушивался к перекатам ответных выстрелов с

Кроншлота. С промежутками, одно за другим, гремели огромные орудия, грозно,

таинственно, повелительно! Вы бы сказали: "То голос судьбы, которому

вторило небо..." Правин внимал им, будто своему приговору, прочитанному на

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки