Электронная библиотека

тебя всегда и всегда любить безнадежно. Душа моей души! ты была

единственною радостью моей жизни; ты останешься единственною моею горестью,

всегдашнею мечтою, последнею мыслию при смерти! О, я любил тебя, Вера,

много люблю, - взгляни на меня по-прежнему, милая, и прощай - я еду.

Столь быстрый переход от укоров к нежности, от гнева к грустному

отчаянию изумил княгиню. Раздирающие душу жалобы любовника ее поколебали,

его слезы победили ее. Взор княгини блеснул необычайною ясное-тию;

прелестное лицо ее одушевилось зарею самоотвержения.

- Поезжай хоть на край света, Илья, - сказала она Правину голосом,

который звучал сладостно, как весть прощения преступнику на плахе. -

Поезжай, - молвила еще, целуя его голову, - но ты поедешь не один: я сама

отправлюсь с тобою; с этого часа у нас одна доля, одна судьба. Тебе я

жертвую всем, для тебя все перенесу! Лишь бы ты, одеваясь могильною тенью,

сказал: "Вера меня любила!" Не спрашивай, как я сделаю, чтобы нам не

разлучиться, - любовь научит меня. Требую одного и непременно: иди в

Средиземное море, а не в Америку!

Это произошло 17 августа 1829 года, ровно в час за полдень. Так по

крайней мере отмечено было красным карандашом в памятной книжке Правила.

V

L'homme s'epuise par deux actcs instinctivement accomplis qui

taris-sent les sources de son existence. Deux verbes expriment toutes les

formes que preiment ces deux causes de la mort: vouloir et pouvoir.

Balzac

[Человек истощает себя двумя действиями, выполняемыми инстинктивно,

которые иссушают источники его существования. Два глагола выражают формы, в

которые выливаются эти две причины смерти: желать и мочь. Бальзак (фр.)]

Ровно через десять дней после числа, записанного красными буквами,

отличной красоты фрегат снялся с якоря и с южного кронштадтского рейда

пошел в открытое море. На корме его рисовалась группа из трех особ: одного

стройного флотского штаб-офицера, подле него человека небольшого роста с

генеральскими эполетами и прелестной дамы. Фрегат этот назывался "Надежда";

на корме его стояли: капитан Правин, князь Петр *** и его супруга.

Обещание княгини Веры сбылось; да как и не сбылось бы оно? Если

женщина решительно захочет чего-нибудь, для нее нет невозможностей. Князь

Петр давно проговаривал, что ему хочется попутешествовать для поправления

здоровья, - воля жены заставила его решиться, даже убедиться, что для него

необходимы макароны в оригинале, устрицы прямо из Адриатического моря.

Разумеется, к этому прибавил он несколько восклицаний о чистой радости

дышать небом Авзонии, прогуляться по Колизею, бросить несколько русских

гривенников лазаронам Неаполя и на закуску покатиться по Бренте в гондоле,

дремля под напев Торкватовых октав! Князь Петр без надписи не отличил бы

Караважа от Поль Поттера и не раз покупал чуть не суздальские мазилки за

работу Луки Кранаха; но князь Петр, как человек, который хотел слыть

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки