Электронная библиотека

подвигом, смейтесь над бедным сердцем, которое вы разбили. Да, вы убиваете

меня, как Авеля, зачем я принесла одни чистые плоды на жертвенник любви!..

Будьте же сестроубийцею за то, что я любила вас как брата!

- Как брата, говорите вы? Но разве братские мученья не требуют

братского раздела? Впрочем, я не пришел считаться с вами, княгиня, ни

укорять вас, ни умолять вас - я ожидаю одного прощального поклона... ни

полслова, ни полвзора более!

Изображают вечность змеей, грызущею свой хвост, - точно так же

изобразил бы я гнев... он тоже поглощает сам себя; крайности слиты и в нем.

Правин, чрезвычайный во всем, увлекся несправедливым негодованием: оно,

подавленное, будто льдом, хладнокровием наружным, тем сильнее крушило

сердце - и вдруг заметил он губительную силу слов своих над Верою. Она была

бледна, как батист; слезы застыли на лице, но она уже не плакала, не

рыдала. Левая рука ее сжата была на колене, между тем как правою упиралась

она в грудь свою, будто желая выдавить оттуда удушающий ее вздох; в очах, в

устах ее замирал укор небу.

О! злобен тот, кто заставляет свою милую проливать горькие слезы, кто

влагает в ее уста ропот на провидение; но тот, кто с усмешкою

удовлетворенной мести или равнодушия может их видеть или слышать, - тот

чудовище. Правин упал к ногам Веры - плакал, плакал как дитя, и речи

раскаяния пролились, смешанные с горючими слезами.

- Вера, прости меня, - говорил он, обнимая ее колена, целуя ее

стопы. - Ангел невинности! я оскорбил тебя, я не понимаю, что говорю, не

знаю, что делаю! Я безумец! Но не вини моего сердца ни за прежние обиды, ни

за теперешние клеветы - у меня доброе сердце, и может ли быть злобно

сердце, полное любовью, любовью к тебе!.. Зато у меня буйная кровь... у

меня кровь - жидкий пламень: она бичует змеями мое воображение, она палит

молниями ум!.. Я ль виноват в этом? я ли создал себя! За каждую каплю твоих

слез я бы готов отдать последние песчинки моего бытия, последнюю перлу

счастия. Да, нет мне отныне счастия! На одной ветке распустились сердца

наши - вместе должны б они цвесть; но судьба разрывает, рознит нас! Пускай

же океан протечет между нами, пускай бушует - он не зальет моей любви, лишь

бы ты, ты, сокровище души моей, была невредима от этого пожара! Я еду, - не

говори нет, ангел мой, - не могу я, не должен я остаться. Это необходимо

для твоего, для моего спасения, для сохранения моего рассудка и твоей

чести... Прощай!.. О! как тяжко разлучаться! Легче, легче расстаться душе с

телом, чем душе с душою. И я буду жить не с тобой, вдали от тебя, не имея

вечером надежды увидеться поутру; осужден буду не любоваться твоими очами,

не чувствовать на сердце твоего дыхания, не слышать речей твоих, не вкушать

поцелуя! и быть одному - ив этом ужасном одиночестве знать, что ты

принадлежишь иному!! Скажи: какая мука превысит это, кроме муки при глазах

своих видеть тебя в чужих объятиях? Прости ж, прости! Мне суждено бежать

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки