Электронная библиотека

эгоизм! Никто не заботится о том, что подумают о нас добрые люди: у них

лишь то на уме, что станет говорить княгиня Марья Алексевна. Во всех

личность, все частность, везде расчет. Ничего общего, ничего высокого.

Княгиня Вера взросла на таком же миндальнем молоке, но она была довольно

счастлива, что нашла истинно добрых и умных подруг, и довольно умна сама,

что их оценила. Чтение поэтов познакомило ее с прекрасным миром; она

пристрастилась к нему, восхищалась им; но эта страсть дала ей другую

опасность - опасность мечтательности. Не всех птиц можно стрелять сидячих:

иных выгоднее на лету; Вера принадлежала к числу последних. Недоступная

ничтожности вертопрахов, несгораемая от мышьего огня светских болтунов,

закруженная вихрем света, в который только что явилась, - она была

равнодушна, хотя ее не защищала любовь к человеку доброму, но пустому, но

холодному, которому тетушки и судьба приковали ее, как узника к колоде.

Чтобы пленить ее, надо было сперва поразить внимание чем-нибудь

необыкновенным, раздражить любопытство занимателыюстию, - а там недалека и

любовь, потому что сердце ее жаждало любви, как сухая губка. Так и сталось.

Встреча с человеком безыскусственным, пылким, новым, который так чудно

выходил из рам всего, что делается и говорится в свете, победила ее потому

именно, что С этой стороны она не ждала нападения, еще меньше падения. Она,

однако ж, скоро почувствовала, что любит, и письма ее к подруге стали с той

поры скромнее, хотя красноречивее... она говорила обо всем, кроме своего

сердца, обо всех, кроме Правина. Да и могла ли замужняя женщина делать из

девушки, из невесты поверенную тайн, которых бы сама она не желала иметь?

Эта неделимость, это одиночество страсти еще более одолевали Веру. Быстро

увлеченная в чужой след, она, однако ж, уступала, борясь мужественно; она

чувствовала, что для спокойствия, если не для счастия, к светскому правилу:

sauvez les apparences [Сохраняйте благопристойность (фр.)], необходимо было

прибавить: sauvez la conscience! [Сохраняйте совесть (фр.)] И, надеясь на

эту решимость, вместо того чтобы вытащить свой челн на берег, она смело

простирала свой газовый парус против бурного дыхания страсти, - и вал,

грозный вал рассыпался в прах о слабую грудь ее ладьи или, отбитый, с

ропотом катился обратно.

Так прошел месяц, но месяц - век для призванной любви. Он век

брожения. Думы, желания, требования роятся, кочуют, сменяют, истребляют

друг друга. Корабль, будто плавучий ледник, сохранил сердце Правина

девственным и в нем силы юности. Они бушевали неудержимо, особенно когда

светская философия надевала на себя мундир Границына и пенила и кипятила их

своими кислотами.

- Мне кажется, ты воспитан в брюхе кита, - говорил Границын,

расстегивая крючки воротника своего. - Вместо того чтобы вторить своей

княгине Вере в арии di tanti palpiti [Какой трепет (ит.)], тебе бы надо

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки