Электронная библиотека

- Это все от простуды, ваше сиятельство.

Добряк доктор готов был клясться иготью Эскулапа, что это от простуды.

IV

Strudzilem usta daremnem uzyciem, Teraz je z twemi ohcg stopic ustami,

I chce rozmawiac tylko serca biciem, I westchnieniami, i calowaniami, I tak

rosniawiac godziny, dni, lata Do konca swiata i po koncu swiata.

Mickewicz

[Я измучил уста тщетным переживанием, Теперь хочу их слить с твоими

устами И хочу говорить лишь биением сердца, И вздохами, и поцелуями. И

говорить так часы, дни и годы, До конца мира и после конца мира.

Мицкевич (пол.)]

Быстро и сладостно утекают дни счастия. Минувшие радости и будущие

надежды сливаются воедино устами, и миг настоящего походит на приветное

лобзанье друзей на пороге. Вчерась, сегодня, завтра не существует для

любовников, - нет для них самого времени, оно превращено в какую-то

волшебную грезу, в которой воздушная нить мечтаний вьется с нитью бытия

нераздельно, в которой сердце каждое биение свое считает наслаждениями, - о

нет! наслаждение не умеет считать, счет изобретен нуждою или тоскою.

Правин любил впервые, Правин любим стал впервые; а какая девственная

любовь, какая истинная страсть не робка до простоты, не почтительна до

обожания? Но скоро переживает любовник все возрасты страсти. Вечный

младенец в своем лепете, в своих прихотях, взысканиях, ссорах, не по годам,

а по часам растет он своими желаниями, мужает волею, берет силу

взаимностию. Бедняк искатель, он спит и видит, как бы удостоиться

приветливого словца, нежного взгляда, самой ничтожной ласки. "Я бы был

счастлив тогда!" - говорит он и озирается, не подслушал ли кто его, и

трепещет дерзости своего воображения. Но он скоро знакомится, дружится,

роднится с нею, скоро она овладевает им - и он горд, похитив первый

поцелуй, как Прометей, похитив огонь с неба. Раскипаясь счастием, словно

бокал шампанского (я уверен, что счастье какой-нибудь газ и что химики на

днях разложат его), он уходит через край, радость улетучивается из сердца,

а природа не любит пустоты, вопреки Паскалю и водяному насосу, - и вот

новые желания проницают в ретивое, - закупорьте вы его хоть герметически.

Они будто волосатики впиваются в персты, разогревают кровь лучами взора,

упояют легкие воздухом, веющим с милой, топят вас в звуках ее голоса, в

благоухании ее кудрей! Ночью они распускаются кактусом; днем взбегают будто

крес-салат. Проклевываются птичками... тормошат, щиплют, терзают бедное

сердце - хоть из груди беги! Опять новые завоевания, опять новые причуды.

Повадка балует шалуна; вчерашняя уступка для него завтрашнее право! По мне,

сердце - настоящий вестминстерский кабинет: оно умеет и выканючить и

выторговать и обыграть и выбить. "Если ты любишь меня!" - говорит любовник,

нежно ласкаясь. "Только это, это одно - и я бог!" Но этот бог - языческий;

амброзия для него пост; он готов превратиться из орла в лебедя, ив лебедя в

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки