Электронная библиотека

штатгалтера тянулась мимо, и будто знакомые люди кивали из толпы головою,

грозили перстом из окна. Влево шумел черный лес Сальватора, вправо

плескалось бурное море Вернета; люди, климаты, города, небеса, океаны во

весь рост развивались, росли, смешивались, меркли. То был какой-то

гармонический, но безмолвный танец образов, идей, веков; то был осязаемый

микрокосм души человеческой, начиная с грязной вещественности Теньера до

недосягаемой святыни Урбино, - бескопечпый как хаос, неясный как спы, уже

готовые, но еще не видавшие человеком.

Правил обжился, ознакомился с обитателями этого мира, в котором дремал

он наяву. Но, кроме бескорыстного наслаждения рассматривать зеркальные

ширмы света, закрывавшие от него досадный, настоящий свет, Эрмитаж

привлекал его прямым отношением к его страсти. В комнатах, заключающих

Музей Жозефины, между прелестною Гебою и танцовщицею Кановы, возвышается,

его же резца, чета Амура и Душеньки. Душенька эта была ни дать ни взять

вылитая княгиня Вера. К ее-то подножию спешил Правин отдыхать от забот

службы... Отдыхать? О, столько же отдыхает труженик на постели, усыпанной

щебнем!! Нет, он спешил туда горевать наедине и высказывать подобию

изменницы свои упреки, проклинать ее и восхищаться ею.

Вы, верно, видели эту прелестную купу, одно из лучших творений Кановы!

Душенька, обнявшись с Амуром, любуется бабочкою, сидящею у нее на ладони.

Высока так, как небо, чиста, как луч солнца, многоплодна, как самый климат

Греции, была идея выразить сочетание души с телом, или юности с любовью,

любовью Амура и Психеи. Но если группа Скопаса (поцелуй их) превосходна в

отношении к искусству, в отношении полноты превосходнее группа Кановы. В

той вы видите символ перво-быта - страсть; в этой символ нашего времени -

мысль. У современного нам художника идея жизни расцвела иде-его бессмертия.

Вглядитесь хорошенько в идеальные лица обоих любовников: под младенческую

улыбку Душеньки вкралась уже неясная дума. Она еще усмехается рассказам

своего милого, но уже мечтает о преображении, загадка эта уже томит ее.

Напротив, ветреник Амур едва обращает внимание на бабочку - его глаза

прильнули к Душеньке, будто бабочка к розе. Положение кисти левой руки,

ласкающей плечо Душеньки, на котором она покоится, доказывает, что чувство

для него сладостнее думы, а движение правой руки, кажется, молвит уже:

"Пусть она летит, эта бабочка!" Со всем тем мысль невольно бросила на лицо,

на осанку обоих тень важности, в противоположность с отроческими их

формами. Зато какая прелесть в повороте голов, какая нега в выражении лиц,

какая легкость в постановке (pose), благородство в осанке! Пламенный резец

Кановы размягчил в тело мрамор, но мысль дала жизнь этому телу, сделала его

прозрачным и воздушным - одним словом, вдохнула в него душу.

Вереница других сравнений, других применений мелькала в воображении

Правина. Как мало лет и как много происшествий, как много исторических лиц

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки