Электронная библиотека

глупца, связям мерзавца, даже искусству бездельника делать огромные долги,

уменью игрока обыгрывать в карты, низости продавать себя дорого или учтиво

грабить других - средствам, принятым у нас в число оптовой торговли душою,

которые бы дали мне возможность часто быть с нею, ДИВИТЬ ее, блистать в

обществе, в котором золото, какими бы путями ни было добыто оно, дает все

права гражданства!.. Правда, такое унизительное желание пролетело сквозь

меня вмиг, но пожалей меня, что оно могло пролететь даже мимо. О любовь,

любовь! ты мать и мачеха душе человеческой! ты можешь ее возвысить до звезд

и утопить в луже. Ты делаешь героев или злодеев из людей с могучею душою,

честолюбцев или мерзавцев из людей слабых духом... Я ненавижу тебя, я

проклинаю тебя, я срываю долой твои путы! и... о, слабость недостойная - я

плачу над обломком своего ярма... Хорошо, если б я мог плакать, если б я

мог еще рассуждать!

С.-Петербург

III

Zwei liebende Herzen sind wie zwei Magnctuhren: was in der einen sich

regt, muB auch die andere mit bewegen, derm es ist nur Ems, was in Leiden

wirkt - eine Kraft, die sie durchgeht.

Golthe

[Два любящих сердца подобны двум магнитам: то, что движется в одном,

должно также приводить в движение и другое, ибо в обоих действует только

одно - сила, которая их пронизывает. Гете (нем.)]

Фрегат "Надежду" приказано было изготовить к осени для дальнего

похода. Его ввели опять в гавань для перегрузки трюма, для перемены

некоторых частей рангоута и стоячего такелажа. Командир судна, Правин, был

уважаем, как офицер отличной храбрости и познаний, и ему дали средства

украсить фрегат свой на щегольство, со всеми прихотями, доступными боевому

судну: бронзу на винты каронад, на решетки каютных люков, на кофель-нагели,

на поручни к трапам; дуб с резьбой и красное дерево по каютам. Терзаемый

ядом ревности, Правин хотел деятельности]" подавить тоску сердца и старою

страстью заглушить новую. От зари до зари не сходил он с палубы, и ни одна

безделка, ни малейшая подробность не ускользала от его внимания. Он все

осматривал лично, все поправлял сам; своею привязчивостью он надоел даже

Нилу Павловичу, а Нил Павлович сам был знаменит на флоте своею точностию.

- Слава богу, - сказал однажды тот лекарю Стеллин-скому, - наш Илья

образумился: служба как рукой сняла с него дурь. Я недаром говорил, что

распрысканная духами модница-любовь убежит от смоляного духу, как бес от

ладану!

- Если она и убежала, так вовсе от другой причины, - возразил

Стеллинский. - Капитана исцелили мои фумигации... Он вовсе не замечал в

рассеянности, что я подмешиваю в его курительный табак лекарственные травы.

Но исцелился ли, полно, Правин?

Между тем работы кипели, вооружение росло, и с ним вместе росло

нетерпение Правина. "Скорей бы, скорей вытянуться нам на рейд, и тотчас в

море, и как можно вдаль от этого проклятого Петербурга! Вовеки нога моя не

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки