Электронная библиотека

перещупав спинки всех своих диковинок. Наконец, вручив мне заветные сказки

испанца, пригласил в танцевальную залу, - я только того и ждал. Закрыв

шляпою сердце, точно как голубка, чтоб оно не выпорхнуло, пробирался я

дальше и дальше. Прелестные личики мелькали мимо в бешеном вальсе, то

оперенные, то расцвеченные, то осыпанные алмазами; по как в тысячах звезд

назвал бы я звезду любимую, так издали и в толпе распознал я княгиню

Веру... Никогда еще не казалась она мне так прелестна, так воздушна, так

идеальна! Любовь проникла и осветила все ее существо: она горела в очах,

дышала устами, пробивалась лучами сквозь все поры, - зачем измена может

быть столь очаровательна!.. И вдруг я заметил, к кому обращены были ее очи,

кто одушевлял ее такого необычайною прелестию, - душа у меня превратилась в

лед, а ум в уголь... ужасный миг!.. Итак, все, что мне говорено, все, что

подозревал я, - правда! Итак, я ио-терял ее, не владев ею!.. Не замечая

мепя, она села рядом с вечным моим соперником; что-то говорила с ним

вполголоса; оба они улыбались от удовольствия, и порой она задумчиво

склоняла голову и глаза ее подергивались туманом мечты... О, как проклинал

я тогда сладкозвучную музыку! Она мешала мне слышать разговор! она,

казалось, раздирала мне слух и сердце. Кровь кипела в жилах растопленным

металлом... Да избавит небо злейшего моего врага от мучений ревности, -

какой еще ревности! которой я не имел права чувствовать и не смел показать;

но мог ли я тогда владеть собою? Думаю, что лицо мое было страшно, потому

что страшное совершалось в душе моей. В ту минуту, как они оба встали,

чтобы вальсировать в свою очередь, когда она подала ему свою руку, я

устремился, как тигр на добычу, я возник перед ней, как

при-арак-укоритель, - и я насладился ее смущением, я с улыбкою видел, как

погас ее взор, блиставший за миг яснее алмазов ее диадемы; видел, как

поблек ее румянец, как замер льстивый голос на устах! О, сладка месть,

сладка! Гомер недаром назвал ее страстью богов... Зачем же нельзя сказать

того же о ревности? зачем же нету в ней, в этой адской страсти, ни одной

отрадной капли, напоминающей небо!

Я отвратил мое медузино лицо от испуганной четы - и скрылся. Я мчался

во весь опор... Катай, извозчик, удуши лошадей; пять, десять, двадцать

рублей тебе на водку! Я летел; колеса жгли мостовую; я хотел закружить себя

быстротой, упиться самозабвением, - напрасно! Чудные чувства бушевали в

моей груди: то я давал полный разгул моему негодованию и смотрел на княгиню

и ее Ми-ловзора с ледяной вершины презрения. Стоит ли взора, не только

вздоха, женщина, которую слепит мишура, пленяют пошлые каламбуры? Потом

горячая, глубокая зависть проницала душу: я завидовал, и чему же!

блистательной ничтожности светских любезников, их кукольной развязности, их

птичьей болтовне с дамами, - мало этого: я завидовал приманчивому богатству

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки