Электронная библиотека

Пушкин в целой России не находит трех пар стройных ножек, - я принимаю то и

другое за клевету, и хотя суровые сердца должны быть реже, нежели маленькие

следки, со всем тем я в самом Петербурге назову тебе более дюжины верных

супруг.

- И, верно, в числе их поместишь жену Мирона Ильича Н. и княгиню

Веру, жену князя ***?

Произнося, однако ж, последнее имя, Правин покраснел как маков цвет.

Первая любовь не может равнодушно слышать любимого имени, не может без

замешательства произнести его.

- Про первую ничего не скажу, и этого уж довольно к ее чести, а

другая московская звездочка - гм! она так недавно блеснула на петербургском

горизонте... она еще в медовых месяцах супружества, - где ей просветиться!

где успеть злословию подстеречь ее, если б что и было?

Лицо Правина прояснело.

- Если б что и было! - молвил он. - Никогда и ничего не может быть.

- Ты не член ли страхового общества, Правин? - насмешливо возразил

ротмистр. - Смотри, друг, обанкротишься, если принимаешь на поруки такие

ломкие вещи. Важное слово нет, а не может быть еще важнее. Постой-ка, дай

бог памяти... княгиня Вера?., гм!! князь Петр!., он толст и прост, она

красавица и мечтательница... скорее соединишь масло с шампанским!.. Ну, я

раскину словно на картах... между ними улегся какой-то червонный валет -

это дипломат-поэт, кудрявый архивариус коллегии иностранных дел. Этот поэт

ищет себе напрокат вдохновения и пожаловал, кажется, княгиню в музы. Слепой

разве не заметит, как увивается он около нее, как оборачивается следом за

нею, будто подсолнечник. Куда бы княгиня ни явилась, он как гриб из-под

земли вырастает; ни дать ни взять, сказочный сивка-бурка, вещий каурка. На

бале у австрийского посланника он напевал ей что-то на ухо в продолжение

высокосного котильона: вероятно, читал седьмую главу "Онегина"! Ну, пускай

мне первый мой враг скажет: "Comment vous portez-vous?" [Как вы поживаете?

(фр.)] в глаза, если между ними чего-нибудь не заводится. Я старый воробей:

меня, брат, не озадачат никакие маски.

- Его имя? - заботливо спросил Правин.

- Ты знаешь его в лицо, не только по имени; да если и не знаешь, так

заметишь с первого взгляда, когда найдешь их вместе. Один разве

бесстрастный муж или страстный влюбленник может быть так слеп, чтоб ничего

тут не видеть.

- Его имя? - с бешенством повторил капитан. Кровь его кипела.

- Иероним Ленович.

Как шпага, пронзило это имя сердце Правина, и на него низались уже в

его памяти тысячи вероятий, тысячи сомнений. Да, точно, он сам видел их

умильные взоры!.. Правин уже не слыхал более, что говорил товарищ. Сердце

его дрожало, будто в лихорадке, кровь то стыла, то жгла его... невнятный

ропот исчезал на губах. Он пожал Грани-цыну руку, бросил на стол ассигнацию

и, не ожидая сдачи, вышел, поскакал домой. Отрывчатые восклицания и мысли

сталкивались.

- Так молода и так коварна! - говорил он. - И к чему было обманывать

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки