Электронная библиотека

разговора (фр)] разговор катился из рук в руки. Я чувствовал себя лишним,

встал, раскланялся и вышел, но уже без замешательства, без оглядок:

обиженная гордость придала мне самонадеяния.

- Мы надеемся видеть вас почаще, - молвил хозяин, прощаясь со мною.

Ступая за дверь, я обернулся... О друг мой, друг мой! я худо знаю

женскую сигнальную книгу, но за взор, брошенный на меня княгинею, я бы

готов был вынести тысячу обид и тысячу смертей!.. Завтра со своими пулями и

страхами для меня исчезло... Всю ночь мне виделась только княгиня. Меня

волновал только прощальный взгляд ее.

Петергоф, 17 июля 1829.

ОТ ТОГО ЖЕ К ТОМУ ЖЕ (День послед)

В Кронштадт.

Брось в огонь историю кораблекрушений, любезный Нил: мое сухопутное

крушение куриознее всех их вместе, говорю я тебе. Воображаю, с каким

изумлением протирал ты глаза, читая последнее письмо мое. Илья влюблен,

Илья щеголь, Илья в гостиной, Илья накануне поединка!! По-твоему, все это

для моряка столько же несбыточно, как прогулка Игорева флота на колесах, -

и между тем все это гораздо более историческое, чем романы Вальтер Скотта.

Счастливец ты, Нилушка, что не знаешь, не ведаешь, куда забросить может

сердце вал страсти. Я стыжусь других, браню себя - и все-таки влекусь от

одной глупости к другой. Беднягу ум укачало на этом волнении, и он лежит да

молчит и, во все глаза глядя, ни зги не видит.

Впрочем, что ни толкуй, а от прошлого не отлави-руешься. Дело было

сделано: поединку решено быть; недоставало только тебя в секунданты...

Благодаря, однако ж, принятому поверью в Петербурге через край охотников в

свидетели суда божия, как говорили в старину - удовлетворения дворянской

чести, как говорят ныне - с одинаковою основательности"). В десять часов

утра мы съехались, раскланялись друг другу с возможною любез-иостию, и

между тем как секунданты отошли в сторону торговаться о шагах и осечках,

противник мой, видно по пословице: "утро вечера мудренее", подошел ко мне

ласковый, тише воды, ниже травы.

- Мне кажется, капитан, - сказал он мне, - нам бы не из-за чего

ссориться.

- Без всякого сомненья, нам не из-за чего ссориться, но драться есть

повод, и весьма достаточный: я обижен вами как человек, как русский и как

офицер; пули решат наше дело, - отвечал я.

- Но как решат, капитан? Убитый будет всегда виноват, а убитым можете

быть и вы.

- Что ж делать, м. г.? Я ль виноват, что в вашем свете право

заключено в удаче? У бьют - так убьют! Меня повезут тихомолком на кладбище,

а вы поедете в театр рассказывать в междудействии о своем удальстве.

- Вы говорите об этом по преданию, капитан. Нынешний государь не

терпит дуэлей; и если кто-нибудь из нас положит другого, ему отведут келыо

немного разве поболее той, в которую опустят покойника. Подумайте об этом,

капитан!

- М. г.! обидчик вы, а не я; ваше дело было подумать о следствиях

прежде, чем так дерзко шутить насчет другого!

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки