Электронная библиотека

- Напротив, княгиня, бури ее одолели с тех пор, как вы ее оставили.

- Надеюсь по крайней мере, - продолжала княгиня, все еще играя

словами о имени моего фрегата, - надеюсь, она вас не покинула!

- Все равно почти: я очень далек от нее!

- Но, как верный рыцарь, не покидаете зато ее символа: на воротнике

вашем таинственно блестят два якоря.

- Заметьте, княгиня, - примолвил я со вздохом, - они с оборванными

канатами.

В это время офицер, сосед мой, наклонившись сзади меня к дипломату,

сказал ему вполголоса:

- II se pique d'esprit, ce lion marin [Он чванится своим умом, этот

морской лев (фр.)].

- Oui-da, - отвечал тот. - II s'en pique! [Да, он им чванится! (фр.)]

- Et cette fois il n'est pas si bete qu'il en a l'air [Но на этот раз

он не такой болван, каким кажется (фр.)], - примолвил первый, презрительно

покачиваясь на стуле.

Я вспыхнул. Такое неслыханное забвение приличий обратило вверх дном во

мне мозг и сердце; я бросил пожигающий взор на наглеца, я наклонился к нему

и так же вполголоса произнес:

- Si bon vous semble, mr., nous ferons notre assaut d'esprit demain a

10 heures passees. Libre a vous de choisir telle langue qu'il vous plaira -

celles de fer et de plomb у comprises. Vous me saurez gre, j'espere, de

m'entendre vous dire en cinq langues europeennes, que vous etes un lache?

[Если вам удобно, сударь, мы проведем наше состязание в уме и красноречии

завтра после десяти часов. Представляю вам избрать тот язык, который вам

нравится, - включая сюда язык железа и свинца. Вы, надеюсь, позволите мне

доставить себе удовольствие сказать вам на пяти европейских языках,что вы

наглец? (фр.)]

He можешь представить себе, как смутился мой обидчик: он покраснел

краснее своих отворотов, он окинул глазами собрание, как будто искал в нем

подпоры или обороны, - но все отворотились прочь, будто ничего не слыхали.

Наглец и тут хотел отделаться хвастовством.

- Очень охотно! - отвечал он, играя цепочкою часов. - Только я

предупреждаю вас: я бью на лету ласточку.

Я возразил ему, что не могу хвастаться таким же удальством, но,

вероятно, не промахнусь по сидячей вороне.

Противнику моему пришлось плохо, но мне было едва ль не хуже его. Гнев

пробегал меня дрожью; я кусал губы чуть не до крови, я бледнел как железо,

раскаленное добела. Невнятные слова вырывались из моих уст, подобно клочьям

паруса, изорванного бурей... Присутствие людей, в глазах которых я был

унижен и еще не отомщен, меня душило... наконец я осмелился поднять глаза

на княгиню... Говорю: осмелился, потому что я боялся встретить в них

сожаление, горчайшее самой злой насмешки... И я встретил в них участие,

сострастие даже. Взоры ее пролились на мою душу как масло, утишающее

валы... в них, как в зеркале, отражались и гнев за мою обиду и страх за мою

жизнь... они так лестно, так отрадно укоряли и умоляли Меня!.. Я стих.

Общество занялось прежним, будто не замечая нашего a parte; [Тайного

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки