Электронная библиотека

в клюз койки и вымбовки [Палки, которыми вращают ворот. (Примеч. автора.)],

чтобы сдавило и заело канат, - он бежит вон неудержимо.

К счастью, на фрегате оба каната закреплены были огоном за шпор [Низ.

(Примеч. автора.)] грот-мачты. Удары от внезапной задержки с разбегу

заставили вздрогнуть весь остов, и едва-едва уцелели стеньги. Якоря

забрали, фрегат стал в тот миг, когда капитан, не надеясь на канаты, послал

по марсам, готовясь на обрыве вступить под паруса, чтобы жестокий

норд-норд-ост не выкинул его на отмели и рифы негостеприимного берега

Финляндии. Осмотрелись: люди были целы, изъян ничтожен. Волненье ходило

горами, дождь лился потоком, и к довершению этой ужасно-прекрасной картины

невдалеке показались смерчи, или тромбы. Они очень заметны были во мраке,

вздымаясь, белые, из валов, как дух бурь, описанный Камоэнсом... Голова их

касалась туч, ребра увивались беспрерывными молниями... Море с глухим гулом

кипело и дымилось котлом около, - они вились, вытягивались и распадались с

громом, осыпая валы фосфорическими огнями. Матросы с благоговейным ужасом

глядели на это редкое для них явление.

- Не прикажете ли, капитан, попотчевать этих нс~ вваных гостей

ядрами? - спросил Нил Павлович.

- Прикажите только изготовить два плутонга пушек на оба борта, и

стрелять тогда разве, когда какой-нибудь любопытный тифон вздумает пощупать

нас за утлегарь. Мне не хочется делать тревоги в Кронштадте. Пожалуй, там

подумают, что мы перепугались, что наша "Надежда" гибнет. - Так отвечал

капитан Правин.

Миновалась опасность, но не буря. Ветер дул ровнее, но все еще

жестоко, и фрегат, бросаемый волнением, то носом, то кормой ударялся в

воду, разбрызгивая буруны в пену, но содрогаясь, но стеная и скрипя от

каждого взмаха. Половину команды распустили по койкам; другая смирно жалась

у стенок. Нил Павлович с рупором под мышкою ходил по шканцам, заботливо

взглядывая то на море, то на капитана, - а капитан, безмолвен, стоял,

опершись о колесо штурвала. Свет лампы из нактоуза [Шкаф, в котором

хранится компас. (Примеч. автора.)] падал прямо на его бледное, но

выразительное лицо. Взоры его следили вереницы летящих туч и бразды молний,

их рассекающих... Он не чувствовал ни ветра, ни дождя; он долго не слышал

голоса друга, - душа его носилась далеко-далеко.

Наконец Нил Павлович дернул его за рукав.

- О чем замечтался ты, Илья? - спросил он с братским участием.

Правин будто проснулся.

- О чем? Как легко это спросить, зато как трудно отвечать на это!

Вихорь мыслей крутился в голове, и целый водоворот мыкал мое сердце. Если б

я и умел тебе высказать все это, я бы не досказал всего до седых волос.

Впрочем, нет действия без причины, и если я не смогу рассказать, о чем

мечтал, то не умолчу, отчего эти мечты меня обуяли. Загадка, для чего нас

от всей эскадры оставили одних на кронштадтском рейде, объяснилась: наш

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки