Электронная библиотека

удовольствия руки. - За капитаном по чарке! Теперь дуй - не страшно, мы

готовы встретить самый задорный шквал, откуда б он к нам ни пожаловал.

Хорошо, что я не послушал вас, - продолжал он, обращаясь к подвахтенному

лейтенанту, - и спустил заране брам-стеньги: [Самые верхние части мачт.

(Примеч. автора.)] их бы срезало, как спаржу. Я, правда, с вечера предвидел

бурю: солнце на закате было красно, как лицо английского пивовара, и синие

редкие тучки, будто шпионы, выглядывали из-за горизонта; признаюсь, однако,

не ждал я никак такого шторма: все ветры и все черти спущены, кажется,

теперь со своры... того и гляди, что сорвет с якоря и выкинет на финский

берег по клюкву.

- Шлюпка идет! - раздалось с баку.

- Скажи лучше, тонет, - вскричал с беспокойством Нил Павлович. - Кому

это вздумалось искать верной погибели? Опрашивай!

- Кто гребет?

- Матрос.

- С какого корабля?.. Есть ли офицер?

Шум бури и волнения мешал расслушать ответы...

- Кажется, отвечают: "Надежда", - закричали на баке [При опросе: есть

ли офицер? - с шлюпки, когда в ней командир судна, отвечают именем судна.

Бак - нос судна. (Примеч. автора.)].

- Ослы! - загремел Нил Павлович, который в эти время вскочил на

фор-ванты [Лестницы веревочные у передней мачты. (Примеч. автора.)], чтобы

лучше рассмотреть шлюпку. - Разве не видите вы двух фонарей на водорезе?

[Отправляя гребное судно на берег, условливаются взаимно о числе и месте

фонарей, чтобы ночью можно было опознать и найти друг друга. (Примеч.

автора.)] Это наш капитан. Изготовить концы, послать фалрепных [Веревки для

всходящих на лестницу (трап) корабля. (Примеч. автора.)] с фонарями к

правой!

Долгая молния рассекла ночь и оказала гонимую бурею шлюпку, с

изломанной мачтой, с изорванным парусом. Огромный вал нес ее на хребте

прямо к борту, грозя разбить в щепы о пушки, - и вдруг он опал с ревом, и

мрак поглотил все.

- Кидай концы! - кричал Нил Павлович, вися над пучиною. - Промах!

Другой! Сорвался... Еще, еще!

Новая молния растворила небо, и на миг видно стало, как отчаянные

гребцы цеплялись крючьями и скользили вдоль по борту фрегата.

- Лови, лови! - раздавалось сверху, и многие верейки летели вдруг; но

вихрь подхватывал их и они падали мимо.

- Боже мой! - вскричал Нил Павлович, сплеснув руками, - они

погибли...

Но они не погибли; их не унесло в открытое море. Одни багор удачно

вцепился в руль-тали [Снасти у руля, снаружи висящие. (Примеч. автора.)], и

по штормтрапу с горем пополам взобрались наши пловцы, чуть не утопленники,

на ют (корму). Пустую шлюпку мигом опрокинуло вверх дном, и через четверть

часа на бакштове [Вервь, на которую вяжут шлюпки за кормою. (Примеч.

автора.)] остался лишь один обломок шлюпочного форштевня [Носовая основа.

(Примеч. автора.)].

- Ты жив, ты спасен, друг мой, брат мой картечный! - говорил добрый

Нил Павлович, задушая в объятиях капитана. - Как не грех тебе пускаться в

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки