Электронная библиотека

море и небо, Нил Павлович увидел, что с погодою шутить нечего. Крутые,

частые валы с яростью катились друг за другом, напирая на грудь фрегата, и

он бился под ними как в лихорадке. Сила ветра не позволяла валам подыматься

высоко, - он гнал их, рыл их, рвал их и со всего раската бил ими как

тараном. Черно было небо, но когда молнии бичевали мрак, видно было, как

ниже, и ниже, и ниже катились тучи, будто готовясь задавить море. Каждый

взрыв молнии разверзал на миг в небе и в хляби огненную пасть, и, казалось,

пламенные змеи пробегали по пенистым гребням валов. Потом чернее прежнего

зияла тьма, еще сильнее хлестал ураган в обнаженные мачты, крутя и вырывая

верви, свистя между блоками.

- Пошел на брасы, на топенанты [Снасти, коими поддерживаются и

обращаются реи. (Примеч. автора.)]; ходом, бегом! Надо обрасопить [Поворот.

(Примеч. автора.)] реи вдоль судна. Задержал ли якорь? Есть [На морском

языке есть значит: да, исполнено. (Примеч. автора.)], Слава богу! Г.

шкипер! разнесен ли канат плехта? [Плехт - один из больших якорей; д а г л

и с т немного менее. (Примеч. автора.)] Может, надо лечь фертоинг [На два

якоря. (Примеч. автора.)]. Сдвоить стопора на дагли-сте... очистить бухты!

[В кольца сложенные снасти. (Примеч. автора.)] Послать топор к правой

кран-балке; если крикну: "Отдай!" - разом пертулин [Веревка, на которой

висит якорь. (Примеч. автора.)] пополам. Г. мичман! вы эполетами отвечаете,

если рустов [Цепь, поддерживающая якорь в горизонтальном положении.

(Примеч. автора.) ] отдадут рано... не забудьте участи "Фалька" [Бриг

"Фальк" погиб оттого, что якорь долго висел вертикально и, качаясь, прошиб

лапою скулу судна. (Примеч. автора.)]. Драй, драй, бакштаги в струну

вытягивай! Ну, молодцы, шевелись, поплясывай! Не то я вас завтра в ворсу

истреплю! Гей вы, на марсах! все ли исправно у вас? Ага! стеньги хрустят?

Эка невидаль! Треснут - так на зубочистки годятся! Боцмана! осмотреть

кранцы: [Места, где лежат ядра. (Примеч. автора.)] чтоб ни одно ядро не

тронулось, - теперь некогда играть в кегли. Крепко ли задраены порты?

[Ставни амбразур. (Примеч. автора.)] Г. штурман, много ли фут по лоту? Сто

двадцать... лихо!.. Гуляй, душа! Далеко еще килю до рачьей зимовки!

Так или почти так покрикивал Нил Павлович, прибавляя к этому, как

водится, сотни побранок, которые Николай Иванович Греч сравнил с пеною

шампанского. Он, казалось, попал в родную стихию: осматривал все своим

глазом, успевал сам везде, и матросы, ободренные его хладнокровием,

работали смело, охотно, но безмолвно, при тусклом свете фонарей. Порой,

когда над головами их разражался перуи, подвижные купы их озарялись ярко и

живописно - будто сейчас из-под мрачной кисти Сальва-тора, и только мерный

стук их бега, только пронзительный голос свистков мешался с завыванием бури

и с тяжелым скрипом фрегата.

- Ай да ребята, спасибо! - сказал Нил Павлович, потирая от

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки