Электронная библиотека

русскими?!

- Свинцом и железом... Пальба загорелась, судьба за тебя работает.

Сабли наголо, и пойдем искать русских...

- Они здесь! - возгласил капитан, который с десятью человеками

пробился сквозь нестройные толпы татар в дом владетеля.

Смущен неожиданным бунтом, в котором его могли счесть участником,

Аммалат приветливо встретил разгневанного гостя.

- Приди на радость, - сказал он ему по-татарски.

- Не забочусь, на радость ли пришел я к тебе, - отвечал капитан, - но

знаю и испытываю, что меня встречают в Буйнаках не по-дружески. Твои

татары, Аммалаг-бек, осмелились стрелять в солдат моего, твоего, общего

нашего царя!

- В самом деле, это очень дурно, что они стреляли в русских... -

сказал хан, презрительно разлегаясь на подушках, - когда им бы должно было

убивать их.

- Вот причина всему злу, Аммалат, - сказал с гневом капитан, указывая

на хана. - Без этого дерзкого мятежника ни один курок не брякнул бы в

Буйнаках! Но хорош и ты, Аммалат-бек... Зовешься другом русских и

принимаешь врага их как гостя, укрываешь как товарища, честишь как друга.

Аммалат-бек! именем главнокомандующего требую: выдай его.

- Капитан, - отвечал Аммалат, - у нас гость - святыня. Выдача его

навлекла бы на мою душу грех, на голову - позор неокупимый; уважьте мою

просьбу, уважьте наши обычаи.

- Я скажу тебе в свою очередь: вспомни русские законы, вспомни долг

свой; ты присягал русскому государю, а присяга велит не жалеть родного,

если он преступник.

- Скорее брата выдам, чем гостя, г. капитан! Не ваше дело судить, что

и как обещал я выполнять. В моей вине мне диван (суд) аллах и падишах!..

Пускай в поле бережет хана судьба, но за моим порогом, под моею кровлею я

обязан быть его защитником и буду им!

- И будешь в ответе за этого изменника!

Хан безмолвно лежал во время этого спора, гордо пуская дым из трубки,

но при слове изменник кровь его вспыхнула; он вскочил и с негодованием

подбежал к капитану.

- Изменник я, говоришь ты? - сказал он. - Скажи лучше, что я не хотел

быть изменником тем, кому обязан верностию. Русский падишах дал мне чин,

сардарь ласкал меня, и я был верен, покуда от меня не требовали

невозможного или унизительного. И вдруг захотели, чтоб я впустил в Аварию

войска, чтобы позволил выстроить там крепости; но какого имени достоин бы я

стал, если б продал кровь и пот аварцев, братьев моих! Да если бы я

покусился на это, то неужели думаете вы, что мог бы это исполнить? Тысячи

вольных кинжалов и неподкупных пуль устремились бы в сердце предателя,

самые скалы рухнули бы на голову сына-отцепродавца. Я отказался от дружбы

русских, но еще не был врагом их, и что ж было наградой за мое

доброжелательство, за добрые советы? Я был лично, кровно обижен письмом

вашего генерала, когда предостерегал его... Ему дорого стоила в Башлах

дерзость... Реку крови пролил я за несколько капель бран-чивых чернил, и

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки