Электронная библиотека

вырвался из груди страдальца, и он впал в томительное забытье, в котором

одна душа живет еще, чтобы страдать.

Артиллерист, тронутый до глубины сердца, приподнял голову несчастного,

спрыснул ему лицо холодною водою и тер спиртом виски, чтобы привести его в

чувство. Медленно открыл он очи, несколько раз потряс головою, будто желая

отряхнуть с ресниц туман, и пристально устремил зрачки на лицо

артиллериста, бледно озаренного мерцанием свечи. И вдруг с пронзительным

криком, будто магическою силою, приподнялся он с ложа... Волосы его стали

дыбом, все тело дрожало лихорадочной дрожью, руки искали что-то оттолкнуть

от себя... Неописанный ужас изобразился на его лице...

- Твое имя? - вскричал он наконец, обращаясь к артиллеристу. - Кто

ты, пришелец из гроба?

- Я Верховский, - отвечал молодой артиллерист. Это был выстрел прямо

в сердце пленнику; лигатура на главной артерии лопнула от прилива, и кровь

хлынула сквозь перевязки!.. Еще несколько трепетаний, несколько хрипений, и

ледяная рука смерти задушила в груди раненого последний вздох, сохранила на

челе печать последней тоски, собирающей медленность целых лет раскаяния в

один быстрый миг, в который душа, отрываясь от тела, чувствует равно муки

жизни и ничтожества, чувствует вдруг все угрызения минувшего и все страхи

будущего. Страшно было видеть обезображенное лицо этого мертвеца.

- Он, верно, был большой грешник! - тихо сказал Верховский стоявшему

подле него генеральскому переводчику, содрогаясь невольно.

- Большой злодей! - примолвил переводчик. - Мне кажется, он был

русский беглец. Мне не случалось слышать, чтобы какой-нибудь горец говорил

так чисто по-русски, как этот пленник. Дайте-ка мне посмотреть его оружие,

не найдем ли на нем каких примет.

Говоря так, он с любопытством обнажил кинжал, снятый с убитого, и,

приблизив его к фонарю, разобрал и перевел следующую надпись:

"Будь медлен на обиду - к отмщенью скор!"

- Самое разбойничье правило! - сказал Верховский. - Бедный брат мой

Евстафий! Ты пал жертвою подобного изуверства.

Глаза доброго юноши наполнились слезами...

- Нет ли чего еще? - спросил он.

- Вот, кажется, имя убитого, - отвечал переводчик. -Оно: Аммалат-бек!

КОММЕНТАРИИ

Аммалат-бек (стр. 7). Впервые - в "Московском телеграфе", 1832 год, ЉЉ

1, 2, 3, 4, за подписью: Александр Марлинский, с пометой: 1831, Дагестан.

Печатается по автографу, хранящемуся в рукописном отделе

Государственной публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина, фонд 69, ед.

хр. 8. В первой публикации были сделаны цензурные купюры: в гл. 5, где

говорится весьма лестно о главнокомандующем Кавказским корпусом А. П.

Ермолове, а также в местах, где рассказывается о суровых мерах русских

войск против горцев, когда вырубались леса, пожигались посевы и т. д.

А. Марлинский работал над повестью с мая 1830 года до сентября 1831

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки