Электронная библиотека

ужасно. По пятой очереди зубцы и бруствер были опрокинуты, орудия обнажены

и сбиты. Ядра, ударяясь в каменную одежду, вспыхивали молниею, и потом, в

черной туче пыли, взлетали куски расторгнутых камней. Стена сыпалась,

распадалась, но крепость, но толщина оной долго противостояли

разрушительной силе чугуна, и крутым обвалом осыпанная стена не

представляла еще возможности к штурму.

Для разгоревшихся орудий и долгою стрельбою утомленных артиллеристов

необходим был отдых. Мало-помалу пальба стихла на всех батареях суши и

моря. Густые облака дыма катились с берега и расстилались по волнам, то

скрывая, то открывая опять флотилию. Изредка срывался клуб дымный с орудий

крепости, и вслед за раскатами пушечного грома, отзывающегося в далеких

горах, несколько пуль свистали кой-откуда. И вот все умолкло кругом, все

притаилось внутри Анапы и траншей; ни одной чалмы между зубцами, ни одного

граненого штыка в завалах. Только турецкие знамена по башням и русские

флаги на судах гордо играли в воздухе, не омраченном ни одною струйкою

дыма; только звучный голос муэдзинов раздавался далеко, призывая мусульман

к полдневной молитве.

В это время с пролома, против самой брешь-батареи, спустился, или,

лучше сказать, скатился, всадник на белом коне, поддерживаемый веревками,

перескочил через полузасыпанный ров и как стрела ударил влево между

батарей, перепорхнул через завалы, через дремлющих за ними солдат, которые

не ждали и не гадали ничего подобного, и, преследуемый торопливыми их

выстрелами, скрылся в лесу. Никто из всадников не успел его рассмотреть, не

только за ним гнаться; все только ахали от удивления я досады и скоро

забыли про удальца в тревоге, поднятой пальбою с крепости, заведенною

нарочно, чтобы дать время бесстрашному вестнику убраться в горы.

К вечеру брешь-батарея, гремевшая неумолчно, почти совершила свое дело

разрушения: опрокинутая стена легла мостом для осаждающих, и они с

нетерпением отваги готовились к приступу, как вдруг неожиданное нападение

черкесов, снявших наши ведеты и цепь, не заставило обратить огонь редантов

против неистовых, дерзких горцев. Громовое алла, гиллъ, алла! понеслось

навстречу им со стен Анапы. Пушечная и ружейная пальба закипела с них вдвое

сильнее, но русская картечь остановила, смешала, развеяла толпы всадников и

пеших черкесов, готовых ударить на орудия в шашки, и они с грозными

перекликами гяур гяурлар обратились назад, покидая за собой усталых. В один

миг все поле было усеяно их трупами, их ранеными, которые пытались уползти,

карабкались и падали снова, пораженные пулями и картечью, между тем как

ядра посекали лес, а гранаты, лопаясь в нем, довершали истребление.

Но с самого начала дела до тех пор, покуда ни одного неприятеля не

осталось вблизи, русские с изумлением видели перед собою статного черкеса

на белом коне, который тихим шагом проезжался взад и вперед мимо наших

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки