Электронная библиотека

оборачивает смертельными врагами.

- Так и быть!.. Катай за здоровье черта! Бедняжке нужно здоровье; мы

вгоним его в чахотку с досады, что не удастся нас поссорить.

- Правда, правда, люди не нуждаются в нем для злобы... С Верховским и

со мной он бросил бы карты... Но и ты не отстанешь, надеюсь, от меня?..

- Аммалат, я не только вино из одной бутылки, да и молоко сосал из

одной груди с тобою. Я твой, если даже тебе вздумается, словно коршуну,

свить себе гнездо на скале Хунзаха... Впрочем, мой бы совет...

- Никаких советов, Сафир-Али... никаких возражений!.. Теперь уже не

время.

- И в самом деле, они перетонут, как мухи в вине; теперь пора

спать...

- Спать, говоришь ты? Мне спать? Нет, я сказал прости сну... Мне пора

пробудиться. Осмотрел ли ты ружье, Сафир-Али? Хорош ли кремень? Не отсырел

ли от крови порох на полке?

- Что с тобою, Аммалат? Что у тебя за свинцовая тайна на сердце? Лицо

твое страшно, речи еще страшнее...

- А дела будут еще ужаснее! Не правда ли, Сафир-Али, моя Селтанета

прекрасна! Заметь это: моя Селтанета... Неужели это свадебные песни,

Сафир-Али?.. Да, да, да, понимаю... это чакалы просят добычи!.. Духи и

звери! погодите немного, я насыщу вас. Гей! подайте вина, еще вина, еще

крови... говорю я вам!

Аммалат упал в беспамятстве опьянения на постель; цена била клубом с

его уст, судорожные движения волновали все тело; он произносил со стоном

невнятные слова.

Сафир-Али заботливо раздел его, уложил, укутал и просидел остаток ночи

над молочным братом своим, напрасно приискивая в уме разрешения загадочным

для него речам и поведению Аммалата.

ГЛАВА XII

Поутру, перед выступлением, дежурный по отряду капитан пришел к

полковнику Верховскому с рапортом и за новыми приказаниями. После обычного

размена слов по службе, он со встревоженным видом сказал:

- Полковник! я обязан сообщить вам важную вещь. Вчерашний вестовой

ваш, рядовой моей роты Хамитов, подслушал разговор Аммалат-бека с его

кормилицею в Буйнаках. Он казанский татарин и порядочно понимает здешнее

наречие. Сколько мог он разобрать и расслушать, старуха уверяла его, что вы

с шамхалом собираетесь отправить его на каторгу. Аммалат бесился, бранился,

говорил, что все это знает он от хана Аварского, и клялся погубить вас

своею рукою. Не доверяя, однако ж, своему слуху, вестовой не решился ничего

объявить, а стал присматривать за всеми его шагами. Вчерась ввечеру,

говорит он, Аммалат разговаривал с каким-то издалека приехавшим всадником;

на прощанье сказал он: "Скажи хану, что завтра, чуть встанет солнце, все

будет кончено. Пусть готовится он сам, я с ним скоро увижусь!"

- И только, г-н капитан? - спросил Верховский.

- Более ничего не имею я сказать, но очень многое думать. Я измыкал

свой век между татарами и удостоверился, полковник, что безрассудно

доверяться самому лучшему из них. Родной брат небезопасен, отдыхая на руке

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки