Электронная библиотека

моя, туда, где священный холод простерся границею между земным и небесным!

Сердце просит и жаждет вздохнуть воздухом небожителей. Хочется побродить по

снегам, на которых не печатлел человек кровавых стоп своих, коих не

омрачала никогда тень орла, до коих не долетали перуны и на вечно юном

темени которых время - след вечности - не оставило следов своих!

Время? Мне пришла в голову странная мысль. Сколько дробных названий

изобрел щепетильный человек для деления бесконечно малого отрезка времени

от бесконечно великого круга вечности. Годы, месяцы, дни, часы, минуты... У

бога нет ничего этого, нет даже ни вчера, ни завтра; у него все это слилось

в одно вечное ныне!.. Увидим ли мы когда-нибудь этот океан, в котором гонем

доселе? Но вопрос: к чему послужит это человеку? Неужели для удовлетворения

пустого любопытства? Нет, познания истины, то есть всеразумной благости

жаждет душа человека мыслящего. Она хочет полною чашею черпать из источника

света, который падает на нее изредка мелкими росип-ками!..

И я буду черпать ее... Тайный страх смерти тает как снег перед лучом

такой надежды!.. Я буду черпать из него... Чистая любовь моя к ближнему

тому залогом; свинцовые путы заблуждений распадутся от немногих слез

раскаяния, и повергну сердце свое, как жертву очистительную, перед судом,

для меня не страшным!

Чудная вещь, моя милая! Едва взгляну я на горы, на море, на небо...

какое-то грустное и вместе невыразимо сладостное чувство гнетет и расширяет

сердце. Мысль о тебе сливается с ним, и, будто во сне, убегает от меня твой

образ. Предвкушение ли это земного блаженства, которое знал я лишь по

имени, или предчувствие... веч..?

О, бесценная, добрая, ангельская душа! Один взор твой - и я исцелен от

мечтательности! Как счастлив я, что могу теперь с уверенностию сказать: до

свиданья.

ГЛАВА XI

Яд клеветы пожигал внутренность Аммалата.

По наущению хана, кормилица его Фатьма со всеми признаками преданности

и бескорыстной искренности передала ему условленную заранее сказку в тот же

самый вечер, как он с Верховским приехал в Буйнаки, где встретил их шамхал,

из учтивости и уважения к полковнику. Отравленная стрела вонзилась

глубоко... Теперь сомнение было бы отрадою Аммалату, но убеждение,

казалось, озарило все прежние дружественные и родственные связи его светом

ярким, хотя и погребальным. В порыве ярости он хотел в ту же минуту утолить

месть свою в крови обоих изменников, но уважение к святыне гостеприимства

преодолело кровожадность. Он отложил на время убийство... Но мог ли забыть

о нем? Каждый миг отсрочки, как разожженная медь, капал на его сердце.

Воспоминания, доказательства, ревность, любовь вырывали оное друг у друга,

и это положение было для него так ново, так странно, так страшно, что он

впадал в безумие, тем более тяжкое, что должен был скрывать внутреннюю

борьбу от своего прежнего друга. Так протекли целые сутки. Отряд

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки