Электронная библиотека

Хунзахе, когда сам я насилу мог доставать воронят из гнезда.

- Чужая сторона хоть кого старит, хан! В родимых горах я бы до сих

пор была свежа как яблочко, а здесь так словно снежный ком, с горы упавший

на долину. Прошу сюда, хан, здесь покойнее. Да чем мне потчевать дорогого

гостя? Не угодно ли чего душе ханской?

- Душе ханской угодно, чтоб ты его попотчевала своей доброй волею.

- Я в твоей воле, хан. Говори, приказывай.

- Слушай, Фатьма, мне некогда терять ни слов, ни часов. Вот зачем я

приехал сюда. Сослужи мне службу языком, так будет чем потешить твои старые

зубы. Я подарю тебе десять баранов и одену в шелк с головы до башмаков.

- Десять баранов и платье, шелковое платье! О, милостивый ага! О,

добрый мой хан! Не видывала я здесь таких господ с тех пор, как увезли меня

эти проклятые татары и выдали за немилого... Все готова сделать, хан, хоть

ухо режь.

- Резать незачем, надобно только востро держать его. Вот в чем дело:

к вам сегодня приедет Аммалат с полковником, приедет и шамхал тарковский.

Полковник этот приколдовал к себе молодого твоего бека и, научив есть

свинину, хочет окрестить его христианином, от чего да сохранит его Магомет.

Старуха оплевывалась, возводя очи к небу.

- Чтобы спасти Аммалата, надо поссорить его с полковником. Для этого

ты приди к нему, кинься в ноги, расплачься, как на похоронах, ведь слез

тебе не занимать ходить к соседкам; разбожись, как дербентский лавочник,

вспомня, что каждую клятву твою повезет дюжий баран, и, наконец, скажи ему,

что ты подслушала разговор полковника с шамхалом, что шамхал жаловался за

отсылку дочери, что он ненавидит его из боязни, чтобы он не завладел

шамхальством, что он умолял полковника позволить убить его из засады или

отравить в кушанье, а тот соглашался только заслать его в Сибирь за

тридевять гор. Одним словом, выдумай и распиши все покраснев. Ты искони

славилась сказками; не съешь же теперь грязи и пуще всего упирайся на то,

что полковник, едучи в отпуск, возьмет его с собою в Георгиевск, чтобы

разлучить с родными и преданными нукерами и оттоле скованного отправить к

черту.

Султан-Ахмет прибавил к сему все нужные подробности для придания этой

сказке самой правдоподобной наружности и раза два учил старуху, как ловче

ввернуть их в речь.

- Ну, помни же все хорошенько, Фатьма, - сказал он, надевая бурку. -

Не забудь и того, с кем имеешь дело.

- Балла, билла! Пусть будет мне пепел вместо соли, пусть нищенский

чурек закроет мне глаза, пусть...

- Не корми шайтанов своими клятвами, а услужи мне речами. Я знаю, что

Аммалат верит тебе крепко, и если ты для пользы же его хорошо сладишь дело,

он уедет ко мне и тебя привезет туда же. Заживешь под моим крылышком

припеваючи. Но повторяю тебе: если ты нечаянно или нарочно изменишь мне или

помешаешь своею болтовнёю, то я из твоего старого мяса напеку шайтанам

кебаба [Кусочки жареного мяса на вертеле (шашлык). (Примеч. автора.)].

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки