Электронная библиотека

чернея в зареве заката.

ГЛАВА IX

Для укрощения мятежных дагестапцев полковник Верховский с полком своим

стоял в селении Кяфир-Ку-мык лагерем. Палатка Аммалат-бека разбита была

рядом с его палаткою, и в ней Сафир-Али, развалившись небрежно на ковре,

потягивал донское, несмотря на запрещение пророка. Аммалат-бек, худой,

бледный, задумчивый, лежал, склонив голову на валек, и курил трубку. Уже

три месяца прошли с той поры, как он, изгнанник рая, скитался с отрядом в

виду гор, куда летело его сердце и не смела ступить нога. Тоска источила

его, досада пролила желчь на его прежде радушный нрав. Он принес жертву

своей привязанности к русским и, казалось, упрекал в ней каждого русского.

Неудовольствие пробивалось в каждом его слове, в каждом взгляде.

- Прекрасная вещь - вино! - приговаривал Сафир-Али, преисправно

осушая стаканы. - Верно, Магомету попались на аравитском солнце прокислые

подонки, когда он запретил виноградный сок правоверным. Ну право, эти капли

так сладки, будто сами ангелы с радости наплакали своих слез в бутылки. Эй,

выпей еще хоть стаканчик, Аммалат-бек. Сердце твое всплывет на вине легче

пузырька. Знаешь, что пел про него Гафиз?..

- А ты знаешь? Не докучай, добро, Сафир-Али, мне своим вздором, ни

даже под именем Саади и Гафиза.

- Эка беда! Ну да хоть бы этот вздор был мой доморощенный, он не

серьга, в ухе не повиснет. Небось когда заведешь сказку про свою царицу

Селтанету, я гляжу тебе в рот, как тому искуснику, который ел огонь и мотал

из-за щек бесконечные ленты. Тебя заставляет говорить чепуху любовь, а меня

донское; вот мы и квиты!.. Ну-тка, за здравие русских!

- Что полюбились тебе эти русские? - Скажи лучше, отчего разлюбил ты

их?

- Оттого, что разглядел поближе. Право, ничем не лучше наших татар.

Так же падки на выгоды, так же охочи пересуживать, и не для того, чтобы

исправить ближнего, а чтобы извинить себя; а про лень их и говорить нечего.

Долго они властвуют здесь, а что сделали доброго, какие постановили твердые

законы, какие ввели полезные обычаи, чему нас выучили, что устроили они

порядочного! Верховский открыл мне глаза на недостатки моих одноземцев, но

с этим вместе я увидел и недостатки русских, которые тем больше

непростительны, что они знают полезное, выросли на добрых примерах и здесь,

будто забыв свое назначение, свою деятельную природу, понемногу утопают в

животном ничтожестве.

- Надеюсь, ты не включаешь в это число Верховского?

- Не только его, и других наберем в особый круг; зато многих ли их?

- Ангелы и в небе на перечете, Аммалат-бек, а Вер-ховскому, право,

хоть молиться можно за его правду, за его доброту. Есть ли хоть один

татарин, который бы сказал про него худо?.. Есть ли солдат, что не отдаст

за него души?.. Абдул-Гамид! еще вина! Ну-тка, за здоровье Верховского!

- Избавь! Я не стану теперь пить ни за самого Магомета!

- Если у тебя сердце не так черно, как глаза Селта-неты, ты неотменно

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки