Электронная библиотека

только цвести, подобно розе, порхать, подобно бабочке; до сих пор твоя воля

была единственною твоею обязанностью. Но я мужчина, я друг; судьба сковала

на меня цепь неразрешимую, цепь благодарности за добро; она влечет меня к

Дербенту.

- Долг! Обязанность! Благодарность! - произнесла Селтанета, печально

качая головою. - Сколько золотошвейных слов изобрел ты, чтобы ими, как

шалью, прикрыть свою неохоту остаться здесь. Разве не прежде ты отдал душу

свою любви, нежели дружбе?.. Ты не имел права отдавать чужое! О, забудь

своего Верховского, забудь русских друзей и дербентских красавиц!.. Забудь

войну и славу, добытую убийствами. Я ненавижу с тех пор кровь, как увидела

тебя, ею облитого. Не могу без содрогания вздумать, что каждая капля ее

стоит неосу-пгамых слез сестре, или матери, или милой невесте. Чего

недостает тебе, чтобы жить мирно, покойно в горах наших? Сюда никто не

придет возмутить оружием счастия душевного. Кровля наша не каплет, плов у

нас не купленного пшена, у отца моего много коней и оружия, много казны

драгоценной; у меня в душе много любви к тебе. Не правда ли, милый, ты не

едешь, ты останешься с нами?

- Нет, Селтанета, я не могу, я не должен здесь остаться! С тобою

одной провести жизнь, для тебя кончить ее - вот моя первая мольба, мое

последнее желанье; но исполнение обоих зависит от отца твоего. Священный

союз связывает меня с русскими, и, покуда хан не примирится с ними, явный

брак с тобою мне невозможен... и не от русских, но от хана...

- Ты знаешь отца моего, - грустно сказала Селтанета, - с некоторого

времени ненависть к неверным усилилась в нем до того, что он не пожалеет

принести ей в жертву и дочь и друга. Особенно он сердит на полковника за

то, что убил его любимого нукера, посланного за лекарством к гакиму

Ибрагиму.

- Я уже не раз заводил речь с Ахмет-ханом о моих надеждах, и

всегдашним ответом его было: поклянись быть врагом русских, и тогда я

выслушаю тебя.

- Стало быть, надобно сказать прости надежде?

- Зачем же надежде, Селтанета! Зачем не сказать только прости,

Авария!

Селтанета устремила на него свои выразительные очи.

- Я не понимаю тебя, - произнесла опа.

- Полюби меня выше всего на свете: выше отца и матери и милой родины,

и тогда ты поймешь меня. Селтанета! жить без тебя я не могу, а жить с тобою

не дают мне... Если ты любишь меня, бежим отсюда!..

- Бежать, дочери ханской бежать, как пленнице, как преступнице!.. Это

ужасно!.. Это неслыханно!

- Не говори мне этого... Если необыкновенна жертва, то необыкновенна

и любовь моя. Вели мне отдать тысячу раз жизнь свою, и я кину ее с

усмешкою, будто медную пулу [Пул - вообще деньги. Караиул - наша денежка,

или полушка, которая произошла вовсе не от пол-ушка, а от татарского пул.

Да и слово рубль происходит, по мнению моему, не от рубки, а от арабского

слова руп (четверть) и перешло к нам от кочевых азиатцев древности. Ногат

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки