Электронная библиотека

больной... Она вспрянула... Глаза ее заблистали...

- Ты ли это, ты ли?! - вскричала она, простирая к нему руки. - Аллах

берекет!.. Теперь я довольна! Я счастлива, - промолвила она, опускаясь на

подушки.

Улыбка сомкнула уста ее, ресницы упали, и она снова погрузилась в

прежнее беспамятство.

Отчаянный Аммалат не внимал ни вопросам хана, ни выговорам ханши;

никто, ничто не отвлекало его внимания от Селтанеты, не исторгало из скорби

глубокой. Его насилу могли вывести из комнаты больной. Прильнув к ее

порогу, он рыдал неутешно, то умоляя небо спасти Селтанету, то обвиняя,

укоряя его в ее болезни. Трогательна и страшна была тоска пылкого азиатца.

Между тем появление Аммалата произвело на больную спасительное

влияние. То, чего не могли или не умели сделать горные врачи, произошло от

случая. Надобно было пробудить онемевшую жизненную деятельность сильным

колебанием, - без этого она погибла бы, не от болезни, уже затихшей, но от

изнеможения, как лампа, гаснущая не от ветра, но от недостатка воздуха.

Наконец молодость взяла верх; после перелома жизнь опять разыгралась в

сердце умиравшей. После долгого, кроткого сна она пробудилась с

обыкновенными силами, с свежими чувствами.

- Мне так легко, матушка, - сказала она ханше, весело озираясь, -

будто я вся из воздуха. Ах, как сладостно отдохнуть от болезни; кажется, и

стены мне улыбаются. Да, я была очень больна, долго больна; я много

вытерпела; теперь, слава аллаху, я только слаба, это пройдет скоро; я

чувствую, что здоровье, как жемчуг, катится у меня по жилам. Все прошлое

представляется мне в каком-то мутном сне. Мне виделось, будто я погружаюсь

в холодное море и сгораю жаждою; вдали носились, будто во мраке и в тумане,

две звездочки; тьма густела и густела; я погрязала ниже и ниже. И вдруг

показалось мне, что кто-то назвал меня по имени и могучею рукою выдернул из

леденеющего, безбрежнего моря... Лицо Аммалата мелькнуло передо мной,

словно наяву, звездочки впыхнули молниею, и она змеей ударила мне в сердце;

больше не помню...

На другой день Аммалату позволили видеть выздоравливающую.

Султан-Ахмет-хан, видя, что от него не добиться путного ответа, покуда

сомнение не стихнет в душе, кипучей страстью, склонился на его неотступные

просьбы.

- Пускай все радуются, когда я радуюсь, - сказал он и ввел гостя в

комнату дочери.

Селтанету предупредили, но со всем тем волнение в ней было

чрезвычайно, когда очи ее встретились с очами Аммалата, столь много

любимого, столь долго и напрасно ожидаемого. Оба любовника не могли

вымолвить слова, но пламенная речь взоров изъяснила длинную повесть,

начертанную жгучими письменами на скрижалях сердца. На бледных щеках друг

друга прочитали они следы тяжких дум и слез разлуки, следы бессонницы и

кручины, страхов и ревности. Пленительна цветущая краса любимой женщины; но

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки