Электронная библиотека

будто бы удары были обычным дорожным приветствием.

Аммалат-бек, которому они заградили узкую тропинку между скал, с

изумлением смотрел на бой двух противников; он был короток. Попутный

всадник упал на камни, обливая их кровью из разверстого черепа; победитель

хладнокровно отирая полосу, обратил слово к Аммалату.

- Кстати приход твой! Я рад, что судьба привела тебя в свидетели

нашего поединка. Бог, а не я, убил обидчика, и теперь родные его не скажут,

что я умертвил врага украдкою из-за камня, не подымут на мою голову мести

крови.

- За что встала ссора у тебя с ним? - спросил Аммалат. - За что

заключил ты ее такой ужасною местью?

- Этот харамзада, - отвечал всадник, - не поладил со мной за подел

грабленых баранов, в досаде мы всех их перерезали: не доставайся же

никому... И он дерзнул выбранить жену мою. Пускай бы он лучше опозорил гроб

отца и доброе имя матери, нежели тронул славу жены! Я было кинулся на него

с кинжалом, да нас розняли; мы стакнулись при первой встрече рубиться, и

вот аллах рассудил нас. Бек, верно, едет в Хунзах, верно, в гости к хану? -

примолвил всадник.

Аммалат, заставляя своего коня перепрыгнуть через труп, лежащий

поперек дороги, отвечал утвердительно.

- Не в пору едешь, бек, очень не в пору! Вся кровь кинулась в голову

Аммалата.

- Разве в доме хана случилось какое несчастье? - спросил он,

удерживая коня, которого за миг прежде ударил плетью, чтобы скорей

домчаться до Хунзаха.

- Не то чтобы несчастье: у него крепко была больна дочь Селтанета, и

теперь...

- Умерла? - вскричал Аммалат, бледнея.

- Может быть и умерла; по крайней мере умирает. Когда я проезжал мимо

ханских ворот, на дворе поднялась такая беготня и плач и вой женщин, будто

русские берут Хунзах приступом... Заезжай, сделай милость...

Но Аммалат уже не слышал ничего более; он стремглав ускакал от

удивленного узденя, только пыль катилась дымом с дороги, словно зажженной

искрами, сыплющимися из-под копыт. Быстро прогремел он по извилистым

улицам, взлетел на гору, спрыгнул с коня середи двора ханского и,

задыхаясь, пробежал по переходам до комнаты Селтанеты, опрокидывая,

расталкивая нукеров и прислужниц, и, наконец, не приметив ни хана, ни жены

его, прорвался до самого ложа больной и почти без памяти упал при нем на

колени.

Внезапный, шумный приход Аммалата возмутил печальное общество

присутствующих.

Селтанета, в которой кончина пересиливала уже бытие, будто проснулась

из томительного забытья горячки; щеки ее горели обманчивым румянцем, как

осенний лист перед паденьем, в туманных глазах догорали последние искры

души; уже несколько часов была она в совершенном изнеможении; безгласна,

неподвижна, отчаянна. Ропот неудовольствия в окружающих и громкие

восклицания исступленного Аммалата, казалось, воротили отлетающий дух

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки