Электронная библиотека

приступ, раины, дубы, гранаты. Орел невозмутимо вьет гнездо в башне,

когда-то полной воинами, и на очаге, внутри ее, холодном уже несколько

веков, лежат свежие кости диких коз, натасканные туда чакалами. Инде

исчезал вовсе след разва- лин, и потом отрывки стены возникали снова из-под

травы и леса. Так проехав версты три вдоль, достигли мы до ворот и проехали

на южную сторону, сквозь свод, подернутый мохом и заросший кустарником. Не

успели мы сделать двадцать шагов, как вдруг, за огромною и высокою башнею,

наткнулись на шестерых вооруженных горцев, по всем приметам принадлежащих к

разбойничьим шайкам вольных табасаранцев. Они лежали в тени, близ пасущихся

коней своих. Я обомлел. Я тогда только раздумал, как безрассудно поступил,

заехав так далеко от Дербента без конвоя. Скакать назад было невозможно по

кустам и каменьям; драться с шестерыми удальцами было бы отчаянно; со всем

тем я схватился за седельный пистолет; но Аммалат-бек, увидев, в чем дело,

опередил меня, сказав тихо: "Не беритесь за оружие, или мы погибли".

Разбойники, заметив нас, вскочили и выправили ружья; только один

широкоплечий, видный, с самым зверским лицом лезгин остался лежащим на

земле; он хладнокровно приподнял голову, посмотрел на нас и махнул своим

рукою. В одну минуту мы очутились в кругу их, между тем как узкая тропа

вперед заграждена осталась атаманом.

- Прошу долой с коней, милые гости, - произнес он, улыбаясь; но видно

было, что вторым приглашением будет пуля. Я мешкал, но Аммалат-бек проворно

соскочил с коня и прямо пошел к атаману.

- Здорово, - сказал он ему, - здорово, сорвиголова! Не чаял я тебя

видеть; я думал, из тебя уже давно черти лапшу сделали.

- Скоро ездишь, Аммалат-бек, - отвечал тот. - Я надеюсь еще выкормить

здешних орлов телами русских и вашей братьи татар, у которых киса больше,

чем сердце.

- Ну что, какова ловля, Шемардан? - спросил небрежно Аммалат-бек.

- Было плохо. Русские сторожки, и разве с лезвия случалось угнать

полковой табун или продать в горы человек двух солдат. С мареной и шелком

громоздко возиться, а персидских тканей стали мало возить на арбах.

Приходилось и сегодня порыскать и повыть даром по-волчьи, да, спасибо,

аллах смилостивился: в руки дал богатого бека и русского полковника!

У меня замерло сердце, когда я услышал эти слова.

- Не продавай сокола в небе, - возразил Аммалат, - продавай, когда

посадишь его на перчатку.

Разбойник сел, схватился за курок ружья и устремил на нас

проницательные взоры.

- Послушай, Аммалат, - сказал он. - Неужели вы думаете убежать от

меня? Неужто дерзнете защищаться?

- Будь покоен, - возразил Аммалат. - Что мы за глупцы - идти двум на

шестерых? Любо нам золото, однако Душа дороже. Попались, так нечего делать;

лишь бы ты не заломил беспутной цены за выкуп. У меня, сам ты знаешь, ни

отца, ни матери, а у полковника и подавно ни роду, ни племени.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки