Электронная библиотека

Чувствую, душа моя будто разливается и объемлет мир, подобно океану,

светлыми волнами любви; она во мне и окрест меня, она единственное,

великое, бессмертное во мне чувство. Искра его греет и озаряет меня в зиму

горестей, в ночи сомнений. Тогда я так беззаветно люблю, так тепло верю и

верую!!! Ты улыбаешься моей мечтательности, друг и подруга души моей! Ты

изумляешься этому туманному наречию!.. Не вини меня. Дух мой, как жилец

иного света, не может противостоять призывному мерцанию месячного луча...

отрясает могильный прах, разыгрывается и, как луч месяца, обрисовывает все

предметы тускло, неопределенно. Впрочем, ты знаешь, что к одной тебе пишу я

все, что ни вспадет на стекло моего волшебного фонаря-сердца, уверенный,

что сердцем, а не привязчивым умом будешь ты разгадывать сказанное. Притом,

в августе месяце счастливый жених твой будет лично пояснять все темные

места в своих письмах. Не могу вздумать без восхищения о минуте встречи

нашей!.. Я считаю песчинки часов, разлучающие нас, считаю версты, между

нами лежащие. Итак, в половине июня ты будешь на Кавказских водах? Итак,

лишь одна ледяная цепь Кавказа останется между двумя пылкими сердцами...

Как близко и как еще неизмеримо далеко будем мы друг от друга! О, сколько

бы лет жизни отдал я, чтобы приблизить час свидания! Души наши обручены так

давно... для чего ж разлучены доселе?..

Аммалат мой скрытен и недоверчив. Я не виню. Я знаю, как трудно

переломить привычки, всосанные с матерним молоком и с воздухом родины.

Варварский деспотизм Персии, столь долго владевший Адербиджаном, воспитал в

кавказских татарах самые низкие страсти, ввел в честь самые презрительные

происки. Да могло ли быть иначе в правлении, основанном на размене крупного

деспотизма на мелкий, где и самая справедливость суда поражает украдкою,

где хищение есть преимущество власти?.. Делай со мною, что хочешь, но

позволь мне делать с нижними, что я хочу, - вот азиатское управление,

честолюбие и нравствепность. От этого каждый, находясь между двумя врагами,

привыкал прятать свои мысли, как свои деньги. От этого каждый старался

лукавить перед сильным, чтобы добыть через него силу, и перед богатым,

чтобы выжать из него взятку угнетением или доносом. От этого здешний

татарин не скажет слова, не ступит шага даром, не подарив огурца без

надежды получить за него отдарка. Грубый до дерзости с каждым, кто не

облечен властию, он плашмя перед чином, перед полным карманом. Горстями

сыплет лесть, отдает вам дом, детей, душу свою, для того чтоб словами

уклонить от себя дело, и если делает услугу, то верно по расчету. В делах

денежных (это самая слабая сторона татар) червонец есть камень

преткновения: трудно вообразить, до какой степени падки они до выгод!

Армяне тысячу раз ниже их в характере, но едва ли они уступят им в

продажности, в корыстолюбии... Et c'est tout dire [И этим все сказано

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки