Электронная библиотека

ли его, умер его приятель-соперник. И что ж? Ты думаешь, он бросился

скакать в Россию? Нет, служба удержала его. Главнокомандующий сказал ему

несколько слов, уверил, что он необходим здесь еще на год, и он остался,

питая любовь свою бумагою. Может ли такой человек, со всей своею добротою,

попять страсть мою!.. Притом, между нами столько разницы в летах, в

понятиях! Он убивает меня своим недоступным достоинством; и все это холодит

мою дружбу, вяжет искренность.

- Ты большой чудак, Аммалат: за то не любишь Верховского, что он всех

более достоин любви и откровенности.

- Кто сказал тебе, что я не люблю его?.. Мне не любить его, моего

воспитателя, моего благодетеля? Да и могу ли кого-нибудь не любить с тех

пор, как люблю Селтанету? Я люблю весь свет, всех людей!

- Не помногу же достанется на брата, - сказал Сафир-Али.

- Стало бы ее не только напоить, но утопить весь мир! - возразил,

улыбаясь, Аммалат,

- Ага! Вот что значит видеть красавиц без покрывала и потом ничего не

видеть, кроме покрывал и бровей. Видно, тебе, как урмийскому соловью

[Урмийская долина есть сад печальной, каменистой Персии. Весною это царство

роз, осенью - винограда. (Примеч. автора.)], надобна для песен клетка.

Так разговаривая, друзья скрылись в чаще леса.

ГЛАВА VII

ОТРЫВОК ИЗ ПИСЬМА ПОЛКОВНИКА ВЕРХОВСКОГО К ЕГО НЕВЕСТЕ

Дербент, апрель.

Прилети ко мне, сердце моего сердца, милая Мария! Полюбуйся на

прелестную вешнюю ночь Дагестана. Тих лежит подо мною Дербент, подобен

черной полосе лавы, упавшей с Кавказа и в море застылой. Ветерок навевает

мне благоухание цветущих миндальных деревьев, соловьи перекликаются в

ущелье, сзади крепости; все дышит жизнию и любовью, и стыдливая природа,

полная сим чувством, как невеста, задернулась дымкой туманов. И как дивно

разлилось их море над морем Каспийским! Нижнее колышется, как вороненая

кольчуга, верхнее ходит серебряной зыбью, озаренное полною луною, которая

катится по небу, словно золотая чаша, а звезды блещут кругом нее, как

разбрызганные капли. Каждый миг отражение лучей луны в парах ночи изменяет

картины, упреждая самое воображение, то изумляя чудесностию, то поражая

новостию. Иногда кажется, будто видишь скалы дикого берега и об них в пену

разбитый прибой... Валы катятся в битву, буруны крутятся, всплески летят

высоко; но безмолвно, медленно опадает волнение, и серебряные пальмы

возникают из лона потопа, ветер движет их стебли, играет их долгими

листьями, - и вот они распахнулись парусами корабля, скользящего по

воздушному океану! Видишь, как он качается: брызги дождят на грудь его,

волны скользят вдоль ребер, и где он?., где сам я?..

Не поверишь, бесценная, какое сладостно-грустное чувство наводит на

меня шум и вид моря. С ним неразлучна во мне мысль о вечности, о

бесконечности, о любви нашей. Видно, сама она безгранична, как вечность.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки