Электронная библиотека

тяжка!

- Ты видел, ты испытал, Аммалат, - сказал ласково полковник, - как

мстят за зло русские, то есть христиане, будь же это не в упрек, а в урок

тебе!

И оба поскакали к цепи.

Аммалат-бек был чрезвычайно рассеян: он то не отвечал, то невпопад

отвечал на вопросы Верховского, подле которого ехал, поглядывая во все

стороны... Тот, думая, что он, как горячий охотник, занят поисками, оставил

его и поехал далее. Наконец, Аммалат увидел, кого ждал так нетерпеливо: к

нему навстречу несся эмджек его, Сафир-Али, весь забрызган грязью, на

дымящейся лошади. С восклицаниями алейкюм селам, оба они спрыгнули с коней

и сжали друг друга в объятиях.

- Итак, ты был там, ты видел ее, ты говорил с нею?! - вскричал

Аммалат, снимая с себя кафтан и задыхаясь от торопливости. - По лицу вижу,

что ты привез добрые вести и вот тебе моя новая чуха за это [У татар

непременное обыкновение отдавать вестнику чего-нибудь приятного свою

верхнюю, с плеча, одежду. (Примеч. автора.)]. Живы ли, здоровы ли, любят ли

меня по-прежнему?

- Дай образумиться, - возразил Сафир-Али. - Дай хоть дух перевести.

Ты насыпал столько расспросов и сам я везу столько поручений, что они

столпились, как бабы у дверей мечети, и растеряли свои башмаки. Во-первых,

по твоему желанью, а по моему летанью, я был в Хун-захе. Пробрался так

тихо, что не спугнул ни одного дрозда с дороги. Султан-Ахмет-хан здоров и

дома. Он расспрашивал о тебе, преважно качал головою и спросил, не нужно ли

тебе веретена рассучивать дербентский шелк. Ханша посылает чох селаммум

(много приветствий) и столько же сладких пирожков. Я выбросил их на первом

привале: все изломались, проклятые. Сурхай-хан, Нуцал-хан...

- Черт их побери одним разом!.. Что же Селтанета?

- Ага, наконец дотронулся до сердечной мозоли. Селтанета, милый мой,

хороша, как небо с звездами; только на этом небе я видел зарницу лишь

тогда, как о тебе разговаривал. Она чуть не кинулась мне на шею, когда

наедине я открыл ей причину моего приезда. Я насказал ей верблюжий вьюк от

тебя приветствий, уверил, что ты с любви к ней чуть жив, бедняга... а она

так и заливается слезами!

- Милая, добрая душа!! Что же велела мне сказать она?

- Спроси лучше, чего не велела! Говорит, что, с тех пор как ты уехал,

она и во сне не радовалась, что зимний снег выпал на ее сердце и одно

только свидание с милым, как вешнее солнце, может растопить его... Впрочем,

если б мне дождаться конца ее наказов, а тебе - моих пересказов, то мы оба

приехали бы в Дербент с седыми бородами. Со всем тем, она чуть не выгнала

меня, торопя: ей хотелось, чтобы ты ни минуты не сомневался в ее любви!

- Бесценная девушка!.. Не знаешь ты, да и сам я не умею высказать,

какое блаженство мне быть с тобою, какое мученье быть в разлуке, не видеть

тебя.

- То-то и есть, Аммалат; она крепко скучает, что не может наглядеться

на ненаглядного; говорит: "Неужели он не может приехать хоть на денек, хоть

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки