Электронная библиотека

мелькал вдали кабан за деревьями; наконец послышался треск валежника, и

скоро потом показался необыкновенной величины вепрь, который несся через

поляну, как из пушки пущенное ядро.

Полковник приложился; пуля свистнула, и раненый вепрь вдруг

остановился, как будто от изумления; но это было на миг; он с остервенением

кинулся на выстрел; с оскаленных клыков его дымилась пена, глаза горели

кровью, и он с визгом близился к неприятелю. Но Верховский не смутился,

нажидая его ближе; в другой раз брякнул курок... осечка! Отсыревший порох

не вспыхнул. Что оставалось делать охотнику? У него не было даже кинжала на

поясе. Бегство было бы напрасно; вблизи, как нарочно, ни одного толстого

дерева; только один сухой сук возвышался от лежащего подле него дуба, и

Верховский бросился на него как единственное средство спасти себя от

гибели. Едва успел он взобраться аршина на полтора от земли, рассвирепелый

кабан ударил в сук клыком своим; затрещал сук от удара и от тяжести, на нем

висящей... Напрасно Верховский порывался вскарабкаться выше по обледенелой

коре: руки его скользили, он сползал, а зверь не отходил от дерева, грыз

его, поражал его своими острыми клыками, четвертью ниже ног охотника... С

каждым мгновением ожидал Верховский, что он падет в жертву, и голос его

умирал в пустой окружности напрасно...

Нет, не напрасно!

Конский топот раздался вблизи, и Аммалат-бек прискакал как

исступленный, с поднятою шашкою. Завидя нового врага, вепрь обратился ему

навстречу, но прыжок коня в сторону решил бой; удар Аммалата поверг его на

землю.

Избавленный Верховский спешил обнять своего друга, но тот в

запальчивости еще рубил, терзал убитого зверя.

- Я не принимаю незаслуженной благодарности! - отвечал он наконец,

уклоняясь от объятий полковника. - Этот самый кабан, в глазах моих,

растерзал одного табасаранского бека, моего приятеля, когда он,

промахнувшись по нем, занес ногу в стремя. Я загорелся гневом, увидя кровь

товарища, и пустился в погоню за кабаном. Чаща помешала мне насесть на него

по следу; я было совсем потерял его, и вот бог привел меня достичь это

проклятое животное, когда оно готово было поразить еще благороднейшую

жертву - вас, моего благодетеля.

- Теперь мы квиты, любезный Аммалат! Не поминай про старое. Сегодня

же отомстим мы зубами этому клыкастому врагу за страх свой. Я надеюсь, ты

не откажешься прикушать запрещенного мясца, Аммалат?

- И даже запить его шампанским, полковник. Не во гнев Магомету, я

лучше люблю закаливать душу в пене вина, чем в правоверной водице.

Облава обратилась в другую сторону: вдали слышались гай и крик и бубны

гонящих татар; в другой стороне по временам раздавались выстрелы.

Полковнику подвели коня, и он, любуясь надвое рассеченным кабаном, потрепал

по плечу Аммалата, примолвив: "Молодецкий удар!"

- В нем разразилась месть моя, - возразил тот, - а месть азиатца

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки