Электронная библиотека

продолжались.

В это время подъехал к Аммалату эмджек [Эмджек - грудной, молочный

брат; от слова эмджек - сосец. У кавказских народов это родство священнее

природного; за своего эыджека каждый положит голову. Матери стараются

заранее связать таким узлом надежные семьи. Мальчика приносят к чужой

матери, та кормит его грудью, и обряд кончен, и неразрывное братство

начато. (Примеч. автора.)] его, Сафир-Али, сын одного из небогатых беков

буйнакских, молодой человек, приятной наружности и простого, веселого

нрава. Он вырос вместе с Аммалатом и потому очень коротко обходился с ним.

Он спрыгнул с коня и, кивнув головою, сказал:

- Нукер Мемет-Расуль измучил твоего старика безгривого жеребца

[Славная в Персии порода туркменских лошадей, называемая теке. (Примеч.

автора.)], заставляет его скакать через ров шириною шагов семи.

- И он не прыгает? - вскричал нетерпеливый Аммалат. - Сейчас, сей же

миг привести его ко мне.

Он встретил коня на полдороге, не ступая в стремя, вспрыгнул в седло и

полетел к утесистой рытвине, доскакал, стиснул колена, но усталый конь, не

надеясь на свои силы, вдруг повернул направо на самом краю, и Аммалат

должен был сделать еще круг.

Во второй раз конь, подстрекаемый плетью, взвился на дыбы, чтобы

перепрянуть через ров, но замялся, заартачился и уперся передними ногами.

Аммалат вспыхнул.

Напрасно упрашивал его Сафир-Али, чтобы он не мучил бегуна,

утратившего в боях и разъездах упругость членов; Аммалат не внимал ничему и

понуждал его криком, ударами обнаженной сабли. И в третий раз подскакал он

к рытвине, и когда в третий раз стал с размаху старый конь, не смея

прыгать, он так сильно ударил его рукоятью сабли в голову, что конь

грянулся наземь бездыханен.

- Так вот награда за верную службу! - сказал Сафир-Али, с сожалением

глядя на издохшего бегуна.

- Вот награда за ослушанье! - возразил Аммалат, сверкая очами.

Видя гнев бека, все умолкли и отсторонились. Всадники джигитовали.

И вдруг загремели русские барабаны, и штыки русских солдат засверкали

из-за холма. То была рота Курия-ского пехотного полка, отправленная из

отряда, ходившего тогда в Акушу, возмущенную Ших-Али-ханом, изгнанным

владетелем Дербента. Рота сия должна была конвоировать обоз с

продовольствием из Дербента, куда и шла горного дорогою. Ротный командир,

капитан***, и с ним один офицер ехали впереди. Не доходя до ристалища,

ударили отбой, и рота стала, сбросила ранцы и составила в козлы ружья,

расположась на привал, но не разводя огней.

Прибытие русского отряда не могло быть новостью для дагестанцев в 1819

году; но оно и до сих пор не делает им удовольствия. Изуверство заставляет

их смотреть на русских как на вечных врагов, но врагов сильных, умных, и

потому вредить им решаются они не иначе как втайне, скрывая неприязнь под

личиною доброхотства.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки