Электронная библиотека

- Умрем! Умрем! только славно умрем! - закричали все, вонзая кинжалы

в ребро коней своих, чтобы они не достались врагам в добычу, и потом,

сдвинув из них завал, залегли за него, приготовляясь встретить нападающих

свинцом и булатом.

Зная, какое упорное сопротивление встретят, казаки остановились,

сбираясь, готовясь на удар. Ядра с противоположного берега иногда ложились

в круг бесстрашных горцев; порой разрывало между них гранату, осыпая их

землей и осколками, но они не смущались, не прятались и, по обычаю, запели

грозно-унылым голосом смертные песни, отвечая по очереди куплетом на

куплет.

СМЕРТНЫЕ ПЕСНИ

Хор

Слава нам, смерть врагу,

Алла-га, алла-гу!!

Полухор

Плачьте, красавицы, в горном ауле,

Правьте поминки по нас:

Вслед за последнею меткою пулей

Мы покидаем Кавказ.

Здесь не цевница к ночному покою,

Нас убаюкает гром;

Очи не милая черной косою -

Ворон закроет крылом!

Дети, забудьте отцовский обычай:

Он не потешит вас русской добычей!

Второй полухор

Девы, не плачьте; ваши сестрицы,

Гурии, светлой толпой,

К смелым склоняя солнца-зеницы,

В рай увлекут за собой.

Братья, вы нас поминайте за чашей:

Вольная смерть нам бесславия краше!

Первый полухор

Шумен, но краток вешний ключ!

Светел, но где он - зарницы луч?

Мать моя, звезда души,

Спать ложись, огонь туши!

Не томи напрасно ока,

У порога не сиди,

Издалека, издалека

Сына ужинать не жди.

Не ищи его, родная,

По скалам и по долам:

Спит он... ложе - пыль степная,

Меч и сердце пополам!

Второй полухор

Не плачь, о мать! твоей любовью

Мне билось сердце высоко,

И в нем кипело львиной кровью

Родимой груди молоко;

И никогда нагорной воле

Удалый сын не изменял:

Он в грозной битве, в чуждом поле,

Постигнут Азраилом, пал.

Но кровь моя на радость краю

Нетленным цветом будет цвесть,

Я детям славу завещаю

А братьям - гибельную месть!

Хор

О братья! творите молитву;

С кинжалами ринемся в битву!

Ломай их о русскую грудь...

По трупам бесстрашного путь!

Слава нам, смерть врагу,

Алла-га, алла-гу!

Поражены каким-то невольным благоговением, егеря и казаки безмолвно

внимали страшным звукам сих песен, но, наконец, громкое ура раздалось с

обеих сторон [Ур, Ура - значит бей по-татарски. Нет сомнения, что этот крик

вошел у нас в употребление со времени владычества монголов, а не со времени

Петра, будто бы занявшего hurra у англичан. (Примеч. автора.)].

Черкесы вскочили с воплем, выстрелили в последний раз из ружей и,

разбивая их о камни, кинулись на русских с кинжалами. Абреки, чтоб не

разорваться в натиске, связались друг с другом поясками и так бросились в

сечу. Она была беспощадна; все пало под штыками русских.

- Вперед, за мной, Аммалат-бек! - вскричал неистовый Джембулат,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки