Электронная библиотека

забросили ружья за левую руку и ударили в шашки. Но линейские казаки,

ответив им залпом, понеслись прочь, и, разгоряченные преследованием, горцы

дались в обман, столь часто самими употребляемый. Казаки навели их на

скрытых в опушке егерей храброго 43-го полка. Будто из земли выросли

небольшие карей, штыки склонились, и беглый огонь посыпался наперекрест.

Напрасно, спешась, хотели они занять лески и с тыла ударить на наших,

подоспевшая артиллерия решила дело. Опытный полковник Коцарев, гроза

чеченцев, человек, которого они равно боялись храбрости и уважали

праводушие, бескорыстие, распоряжал действиями войск, и успех не мог быть

сомнителен. Пушки развеяли толпы хищников, и картечь прыснула в бегущих.

Поражение было ужасно. Две пушки заскакали на мыс, невдали, от которого

черкесы кидались вплавь с берега, и пронизывали вдоль всю реку. С ревом

прыгала картечь по вспененным волнам, и за каждым выстрелом несколько

лошадей обращались вверх ногами, утопляя своих всадников. Жалко было

видеть, как раненые цеплялись за хвосты и узды чужих коней, погружали их и

не спасали себя; как бились усталые у крутого берега, желая выползть,

обрывались, и несытая пучина уносила, поглощала их. Трупы убитых неслись

между полуживыми, и кровавые полосы змеями вились по белой пене, дым

катился по Тереку, и вдали снеговые вершины Кавказа, нахмуренные туманами,

грозно замыкали поле боя.

Джембулат и Аммалат-бек дрались как отчаянные: двадцать раз опрокинуты

и двадцать раз нападая, утомлены, но не побеждены, с сотнею удальцов

переплыли они за реку, спешились, сбатовали коней [Русской коннице не худо

бы перенять горский образ бато-вать (связывать при спешивании) коней. Мы

батуем, продевая повод в повод, но для этого нужно много сторожей, и лошади

имеют слишком много места беситься. Черкесы, напротив, ворочают чрез одну

лошадь головой к хвосту, продевают повод сквозь пахви соседней и потом уже

петляют в узду третьей. От этого кони не могут шевельнуться, так что можно

их оставлять без надзора. (Примеч. автора.)] и завели жаркую перестрелку с

другого берега, чтобы прикрыть остальных спутников. Занятые этим, они

поздно заметили, что выше их плавятся за реку линейские казаки наперерез

им. С радостным криком перескакивали, окружали их русские. Гибель была

неизбежна.

- Ну, Джембулат! - сказал бек кабардинцу, - судьба наша кончилась!

Делай сам как хочешь, но я не отдамся в плен живой. Лучше умереть от пули,

чем от позорной веревки.

- Не подумаешь ли ты, - возразил Джембулат, - что мои руки сделаны

для цепей? Сохрани меня алла от такого поношения! Русские могут полонить

мое тело, но душу - никогда, никак. Братцы, товарищи! - крикнул он к

остальным, - нам изменило счастье, но булат не изменит: продадим дорого

жизнь свою гяурам! Не тот победитель, за кем поле: тот, за кем слава, а

слава тому, кто ценит смерть выше плену!

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки