Электронная библиотека

деревню, на которую заранее предположено было напасть. Набег совершен был

очень удачно, то есть вовсе неожиданно. Все крестьяне, которые успели

вооружиться, были перебиты после отчаянного сопротивления; другие

спрятались или разбежались. Кроме добычи, множество пленных и пленниц были

наградой отваги. Кабардинцы вторгались в домы, уносили что поценнее или что

второпях попадало под руку, но не жгли домов, не топтали умышленно нив, не

ломали виноградников. "Зачем трогать дар божий и труд человека", - говорили

они, и это правило горского разбойника, не ужасающегося никаким

злодейством, есть доблесть, которою бы могли гордиться народы самые

образованные, если бы они ее имели. В час все было кончено для жителей, но

не для грабителей: тревога распространилась уже по всей линии. Как утренние

звезды, засверкали сквозь туман маяки, и призыв к оружию раздавался во всех

сторонах.

Между тем несколько человек опытных наездников обскакали большой

табун, далеко в степи ходивший. Пастух был захвачен сразу. С криком и

выстрелами бросились они потом на коней с полевой стороны; кони

шарахнулись, взбросили гривы и хвосты на ветер и стремглав кинулись вслед

за черкесом, которого на лихом скакуне нарочно оставили на речной стороне,

чтобы он был водаком испуганного стада. Как добрый кормчий, зная и в

туманах наизусть все опасности этого степного моря, черкес летел впереди

прядающих коней, вился между постами и, наконец, избрав самое крутое место

берега, спрыгнул в Терек со всего расскака. Весь табун за ним следом:

только прыскала шумная пена от падения.

Занялась заря, расступились туманы и открыли картину вместе пышную и

ужасную. Главная толпа наездников влачила с собою пленных, кого при

стремени, кого за седлом, со связанными руками. Плач и стон и вопль

отчаяния заглушались угрозами и неистовым криком победной радости.

Отягощенные добычей, замедляемые в ходу стадами рогатого скота, они

медленно подвигались к Тереку. Князья и лучшие наездники в кольчугах и

шлемах, блистающих, переливающихся как вода, увивались около поезда, словно

молнии из сизой тучи. Вдали со всех сторон скакали линейские казаки,

залегали за дубы, за кустарники и скоро завязали перепалку с высланными

против них удальцами. Там и сям сверкали, гремели выстрелы; порой падал

черкес с коня. Между этим передовые успели переплавить часть стада, когда

пыльное облако и топот коней возвестили, что на них несется гроза. Сот

шесть горцев, предводимых Джембулатом и Аммалатом, оборотили коней, чтоб

отразить нападение и дать время своим убраться за реку. Без всякого

порядка, с гиком и криком пустились они навстречу казакам, но ни одно ружье

не было вынуто из нагалища за спиною, ни одна шашка не сверкала в руках:

черкес до последнего мгновения не обнажает оружия. И точно, доскакав лишь в

а двадцать шагов, они выхватили ружья свои, выстрелили на всем скаку,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки