Электронная библиотека

деревень. Потолковав с ними, где лучше переправиться, отряд в тишине

двинулся к берегу. Аммалат-бек не мог надивиться молчаливости не только

всадников, но и самих коней: ни один из них не ржал, не храпел и, будто

остерегаясь, ставил копыто на землю. Отряд несся неслышным облаком; скоро

добрались до берега Терека, который излучиною образовал в том месте мыс, и

от него к противоположному берегу тянулась каменистая коса. Вода в то время

была невысока и брод возможен; несмотря на это, часть отряда потянулась

выше, для переправы вплавь, чтобы оттянуть казаков от главной переправы и

прикрыть ее, ежели бы дали отпор. Те, которые надеялись на коней своих,

прыгали прямо с берега. Другие подвязывали под передние лопатки по паре

небольших мехов, надутых как пузыри. Быстрина сносила и разносила их, и

каждый выходил на сушу, где находил удобное место, чтобы вскарабкаться

коню. Непроницаемая завеса тумана скрывала все движение.

Надобно знать, что по всей горской прибрежной линии тянется маячная и

сторожевая цепь. По всем курганам и возвышенностям стоят конные пикеты.

Проезжая мимо днем, вы видите на каждом холме высокий шест с бочонком

наверху: он полон смолой и соломою и готов вспыхнуть при первой тревоге.

При этом шесте обыкновенно привязана казацкая лошадь, и подле нее лежит

часовой. В ночь часовые удваиваются. Но, несмотря на такую

предосторожность, черкесы, под буркой мрака и тумана, нередко малыми

шайками протекают сквозь цепь, будто вода сквозь сито. Точно то же

случилось и теперь: зная совершенно местность, белады (проводники) из

мирных вели каждую партию и тихомолком миновали курганы. В двух только

местах хищники, чтобы прервать линию маяков, могущих изменить им, решились

сиять часовых. На один пост отправился сам Джембулат, а нашему беку велел

ползком выбраться на берег, обогнуть пикет сзади, сосчитать сто и потом

ударить несколько раз в огниво. Сказано - сделано. Чуть подняв голову с

забережья, весьма крутого, Джембулат высмотрел казака, дремлющего над

фитилем, держа в поводу лошадь. Послышав шорох, часовой встрепенулся и

устремил беспокойные взоры на реку. Боясь, чтобы тот не заметил его,

Джембулат метнул вверх шапку и припал за кряж.

- Проклятая утица! - сказал донец. - Им и ночью масленица: плещутся

да летают, словно ведьмы киевские.

Но в это время искры, мелькнувшие в другой стороне, привлекли его

внимание.

"Неужто волки? - подумал он. - Бывает, они крепко сверкают глазами".

Но искры посыпались снова, и он обомлел, вспомнив рассказы, что

чеченцы дают такие сигналы, управляя ходом своих товарищей. Этот миг

изумления и раздумья был мигом его погибели; кинжал, ринутый сильною рукою,

свистнул, и пронзенный казак без стона упал на землю. Товарищ его был

изрублен сонный, а вырванный шест с бочонком кинули в воду.

Быстро соединился весь отряд по данному знаку и разом устремился на

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки