Электронная библиотека

переведена почти слово в слово. (Примеч. автора.)]

- Так бывало в старину, - сказал с улыбкою Джембулат, - когда наши

старики больше верили молитве, а бог чаще их слушал; но теперь, друзья,

лучшая надежда - своя храбрость. Наши чудеса в ножнах шушки (сабли), и нам

точно должно показать их, чтобы не осрамиться. Послушай, Аммалат, -

промолвил он, крутя ус свой, - не скрою от тебя, что дело может быть

жаркое. Я сейчас проведал, что полковник Коцарев собрал отряд свой, но где

он, но сколько у него войска, этого никто не знает.

- Чем больше будет русских, тем лучше, - отвечал Аммалат спокойно, -

тем менее будет промахов.

- Зато труднее добыча!

- По мне хоть бы век ее не было: я хочу мести, ищу славы.

- Хороша лишь та слава, которая несет золотые яйца, а то, с пустыми

тороками воротясь домой, стыдно жене глаза показывать. Близка зима: надобно

запастись хозяйством на русский счет, чтобы угощать друзей и приятелей.

Выбирай себе место, Аммалат-бек: хочешь, ступай в передовые, заскакать

стадо; хочешь, останься со мной назади. Я с абреками шаг за шаг буду

удерживать погоню!

- Разумеется, я буду там, где больше опасности. Но что такое абреки,

Джембулат?

- Это нелегко тебе растолковать. Вот видишь, многие из самых удалых

наездников иногда дают зарок, года на два, на три, на сколько вздумается,

не участвовать ни в играх, ни в веселиях, не жалеть своей жизни в набегах,

не щадить врагов в битве, не спущать ни малейшей обиды ни другу, ни брату

родному, не знать завету на чужое, не боясь преследований или мести; одним

словом, быть неприятелем каждого, чужим в семье своей, которого каждый

может, если сможет, убить. В ауле они опасные соседи, потому что,

встречаясь с ними, надо всегда держать курок на взводе. Зато в деле на них

первая надежда [Это настоящие берсеркеры древних норманнов, которые,

приходя в неистовство, рубили даже товарищей. Примеры такой безумной

храбрости нередки между азиатцами. (Примеч. автора.)].

- Для какой же выгоды, для какой причины берут на себя уздени такую

обузу?

- Одни просто из молодечества, другие от бедности, третьи с

какого-нибудь горя. Вон этот, например, высокий кабардинец поклялся пять

лет быть абреком, после того, как любовница его умерла от оспы. С тех пор

лучше водить дружбу с тиграми, чем с ним. Он уж три раза ранен в оплату за

кровь, а все неймется.

- Чудный обычай! Как же воротится абрек в мирную жизнь после такой

жизни?

- Что тут мудреного: старое, как с гуся вода. Соседы будут

радехоньки, что срок ему кончился разбойничать; а он, скинув с себя

абречество, будто змеиную шкуру, станет смирнее овна. У нас одни

кровоместники помнят вчерашнее. Однако ночь стемнела; туман стелется над

Тереком: пора за дело.

Джембулат свистнул, и свист его повторился во всех концах стана: вмиг

собралась вся шайка. К ней присоединились многие уздени из окрестных мирных

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки