Электронная библиотека

Нет, с другого взора она узнала Амма-лата и, забыв все на свете, кинулась

ему на шею, обвила ее руками своими и долго, долго вглядывалась в

истомленное, но всегда милое лицо, и, наконец, огонь уверения, огонь

восторга заблистал сквозь не обсохшие еще слезы печали. Мог ли тогда

удержать пылкий Аммалат радость свою? Он прильнул, как пчела, к розовым

губкам Селта-неты. Он довольно слышал за минуту для своего счастия; теперь

он был наверху блаженства. Еще ни слова не вымолвили любовники о любви

своей, но они уже поняли ДРУГ друга.

- И ты, ангел, любишь меня? - произнес, наконец, Аммалат, когда

Селтанета, застыдясь поцелуя, уклонилась из его объятий. - Ты меня любишь?

- Сохрани, алла! - отвечала невинная девушка, опустя ресницы, но не

очи. - Любишь! Это страшное слово. С год тому назад, проходя по улице, я

увидела, как побивали каменьями девушку; с ужасом убежала я домой, но нигде

не могла спрятаться. Кровавая грешница везде стояла передо мною, и стон ее

еще до сих пор отзывается в ушах моих. Когда я спросила, за что так

бесчеловечно казнили эту несчастную, мне отвечали: она любила одного юношу!

- Нет, милая, не за то, что любила она, а за то, что любила не

одного, за то, что изменила, быть может, обоим, ее убили!

- Что значит изменила, Аммалат? Я не понимаю этого!

- О, дай бог, чтоб ты никогда не испытала, никогда не выучилась

изменять, чтобы ты никогда не забыла меня для другого.

- Ах, Аммалат, в эти четыре дня я узнала, как тяжела для меня с тобой

разлука! Бывало, долго не вижу братьев, Нуцала и Сурхая, и рада с ними

свидеться, но без них не тоскую; без тебя же на свете жить не хочется!

- Для тебя готов я умереть, звезда моя утренняя, за тебя положу свою

душу, не только жизнь, милая!

Шелест шагов прервал речи любящихся: то была прислужница Селтанеты.

Втроем они поспешили обрадовать хана, и хан был рад, был утешен

непритворно.

Аммалат в коротких словах рассказал, как было с ним дело.

- Чуть завидел я павшего товарища впереди меня, я встретил зверя на

лету пулею: она разбила ему челюсть. Чудовище с ужасным ревом кинулось

кружиться, прыгать, метаться, несколько раз порывалось ко мне и снова,

развлекаемо болью, бросалось в сторону. В это-то время, ударив его

прикладом по черепу, изломал я ружье. Я долго гнался за ним, когда он пошел

на уход, то на виду, то по кровавому слзду; между тем день вечерел, и когда

я вонзил кинжал в горло павшего тигра, темная ночь падала на землю. Волей и

неволею принужден я был ночевать, имея палатами утесы, а собеседниками -

волков и чакалов. Утро было дождливо и туманно; облака, задевая меня за

голову, выжимали, как губки, на мне свою воду. В десяти шагах перед носом

ничего нельзя было видеть. Не видя солнца, не зная места, напрасно бродил я

вокруг да около... дорога убегала меня, усталость и голод томили.

Застреленная из пистолета куропатка подкрепила на время силы, но все-таки

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки