Электронная библиотека

затрепетались все жилки. Потом осторожно налила она лекарства в чашечку

и... больше не мог он рассмотреть: веки его опали как свинец; он только

ловил слухом шелест ее шелкового платья, будто шум крыльев улетающего

ангела, и снова все стихло. И каждый раз потом, когда нетвердый еще разум

его хотел разгадать ее появление, оно сливалось с неясными грезами горячки,

так что первым вздохом, первым словом его, когда он очнулся, было: "Это

сон!"

Но это не был сои.

Прелестная эта девушка была шестнадцатилетняя дочь Султан-Ахмет-хана.

У всех горцев вообще незамужние пользуются большою свободою обращения с

мужчинами, несмотря на закон Магомета. Тем более независима была любимая

дочь хана. Подле ней только отдыхал он от забот и досад; подле ней только

лицо его находило улыбку, а сердце - шутки. В кругу ли аварских старшин и

узденей рассуждал он о делах горской политики, или давал суд правым и

виноватым, между домашними ли слушал рассказы о прежних удальствах, или

замышлял новые набеги, она прилетала, как ласточка, и приносила ему весну

душевную. Счастье было того виноватого, на чье осуждение являлась она при

отце. Взмахнутый кинжал оста-новлялся на воздухе, и часто, взглянув на нее,

хан отлагал кровавые замыслы, чтобы не разлучаться с милою дочерью. Все

было ей позволено, все доступно. Запретить ей что-либо не подумал бы

Ахмет-хан ни для каких обычаев, ни для каких пересудов; а подозрение в

чем-нибудь, недостойном ее пола или ее сана, было так же далеко от его

мыслей, как от ее сердца. Да и кто мог ей внушить нежные чувства из

окружающих хана? Склонить свои мысли, унизить свои чувства до человека,

низшего ее родом, было бы неслыханным позором для дочери последнего узденя;

тем выше ханская дочь от самой колыбели напитывалась гордынею предков, и

она, как ледяное забрало, отделяла сердце ее от всего видимого общества.

Доселе ни один гость не был равен с нею родом; по крайней мере ни про

одного не спросило о том сердце. Вероятно, что и беспечный, бесстрастный

возраст ее был тому виною, может быть, но теперь час любви пробил, и сердце

встрепенулось в груди неопытной красавицы. Она спешила заключить в объятия

отца и со страхом увидала прекрасного юпошу, падающего как мертвец к ногам

ее... Первое ее чувство был ужас; но когда отец рассказал, как и почему

Аммалат гость его, когда сельский лекарь объявил, что рана неопасна, нежное

соучастие к раненому проникло все ее существо. Целую ночь напролет мечтался

ей окровавленный гость, и она встретила зарю впервые не так румяная, как

варя; в первый раз прибегла она к хитрости, чтобы взглянутъ на приезжего,

вошла в комнату его, чтобы поздороваться с отцом, и потом вкралась туда в

полдень. Непостижимое, неодолимое любопытство влекло ее посмотреть на глаза

Аммалата. Никогда в детстве не желала она так сильно игрушки, никогда в

настоящем возрасте не манило ее так неодолимо новое, богатое платье или

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки