Электронная библиотека

пенясь между каменьями, то дремля на каменном дне водоема, под тенью

барбариса и шиповника. Фазаны, сверкая радужными хвостами, перелетывали в

кустарниках; стада диких голубей вились над скалами то стеной, то столбом,

восходящими к небу, и закат разливал на них воздушный пурпур свой, и тонкие

туманы тихо подымались в ущелиях; все дышало вечернею прохладою, незнакомою

жильцам полей.

Уже путники наши были близки к селению Акок, лежащему за небольшой

горой от Хунзаха. Невысокий гребень разделял их с этим селением, когда

ружейный выстрел раздался в горах и, как зловещий знак, повторился

отголоском утесов. Путники остановились в недоумении: перекаты постепенно

затихли.

- Это наши охотники, - сказал Султан-Ахмет-хан, отирая пот с лица. -

Они не ждут меня и не чают встретить в таком положении. Много радостных,

много и горестных слез принесу я в Хунзах!

Непритворная горесть изобразилась на грозном лице Ахмет-хана: все

нежные и все злобные чувства так легко играют душой азиатца!

Другой выстрел, однако ж, развлек его внимание... Удар и удар еще...

Выстрелы отвечали выстрелам и, наконец, слились в жаркую перепалку.

- Там русские! - вскричал Аммалат, выхватывая из ножен саблю, и сжал

каблуками коня, как будто одним прыжком хотел перепрыгнуть за гребень, но

мгновенные силы его оставили, и клинок, звуча, покатился из опавшей руки. -

Хан, - сказал он, ступая на землю, - спеши на помощь своим землякам: твое

лицо будет для них дороже сотни воинов.

Хан не слышал слов его: он прислушивался к полету пуль, как будто

желая различить русские от аварских.

- Ужели с легкостью коз заняли они и крылья у орлов Казбека! И откуда

могли они пройти на наши неприступные твердыни? - говорил он, весь склонясь

над седлом, со вложенною в стремя ногою. - Прощай, Аммалат! - вскричал он

наконец, послышав, как загорелась сильней пальба. - Я еду погибнуть на

развалинах, разразясь, как перун, ударом!

В это время пуля, жужжа, упала к ногам его; он наклонился, поднял ее,

и лицо его просияло улыбкою. Спокойно вынул он ногу из стремени и обратился

к Аммалату.

- Садись верхом, - сказал он ему, - скоро ты своими глазами

разгадаешь эту загадку... У русских свинцовые пули, а это медная, аварская

[Не имея собственного свинца, аварцы большею частью стреляют медными

пулями, ибо у них есть медные руды. (Примеч. автора.)], моя милая землячка.

Притом же она прилетела с южной стороны, откуда никак не могут прийти

русские.

Они въехали на вершину гребня, и взорам их открылись две деревни,

лежащие на двух противоположных краях глубокой рытвины; и из них-то

производилась перестрелка. Жители, залегши за камнями, за оградами, палили

друг в друга. Между ними беспрестанно бегали женщины, с воплем и плачем,

когда какой-нибудь удалец, приближась к самому краю пропасти, падал

раненый. Они носили каменья и заботливо и бесстрашно под свистом пуль

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки