Электронная библиотека

эта река делит меня навечно с вами.

- Эта кровь зовет месть! - вскричал капитан сердито. - И ты не уйдешь

от нее, разбойник!

- А ты от меня, - возразил вспыльчивый хан, вонзая кинжал в живот

капитана, когда тот занес руку, чтобы схватить его за ворот.

Тяжело раненный капитан, простонав, упал на ковер.

- Ты погубил мепя, - произнес Аммалат, всплеснув руками, - он русский

и гость мой.

- Есть обиды, которых не покрывает кровля, - возразил мрачно хан. -

Кости судьбы выпали; колебаться не время; запирай ворота, скличь своих, и

ударим на неприятелей.

- За час еще я не имел их... Теперь нечем их отражать... У меня нет в

запасе ни пуль, ни пороху; люди в разброде...

- Народ разбежался! - в отчаянии вскричал Сафир-Али. - Русские идут в

гору скорым шагом. Они уж близко!!

- Если так, то поезжай со мною, Аммалат, - молвил хан. - Я ехал в

Чечню, чтобы поднять ее на линии... Что будет, бог весть, но и в горах хлеб

есть!.. Согласен ты?

- Едем!.. - решительно сказал Аммалат. - Теперь мне одно спасение - в

бегстве... Не время теперь ни споров, ни укоров.

- Гей, коня, и шесть нукеров за мною!

- И я с тобой, - произнес со слезой в оке Сафпр-Али, - с тобой в волю

и в неволю.

- Нет, добрый мой Сафир-Али, нет! Ты останешься здесь похозяйничать,

чтобы свои и чужие не растащили всего дома. Снеси от меня привет жене и

проводи ее к тестю, шамхалу. Не забудь меня, - и до свиданья!

Едва успели они выскакать в одни ворота, как русские вторглись в

другие.

ГЛАВА II

Вешний полдень сиял над высью Кавказа, и громкие крики мулл звали

жителей Чечни к молитве. Постепенно возникали они от мечети до незримой за

гребнями мечети, и одинокие звуки их, на миг пробуждая отголосок утесов,

затихали в неподвижном воздухе.

Мулла Гаджи-Сулейман, набожный турок, один из ежегодно насылаемых в

горы стамбульским диваном для распространения и укрепления православия, а с

тем вместе и ненависти к русским, отдыхал на кровле мечети, совершив

обычный призыв, омовение и молитву. Он был еще недавно принят муллою в

чеченском селении Игали, и потому, погруженный в глубокомысленное

созерцание своей седой бороды и кружков дыма, летящих с его трубки, порою

он поглядывал с любопытным удовольствием и на горы и на ущелие, лежащее к

северу, прямо под его глазами. Влево возникали стремнины хребта,

отделяющего Чечню от Аварии, далее сверкали снега Кавказа. Сакли,

неправильно разбросанные по обрыву, уступами сходили до полугоры, и только

узкие тропинки вели к этой крепости, созданной природою и выисканной

горскими хищниками для обороны воли своей, для охраны добычи. Все было тихо

в селении и по горам окрестным; на дорогах и улицах ни души... Стада овец

лежали в тени скал, буйволы теснились в грязном водоеме у ключа, выставляя

одни морды из болота. Лишь жужжание насекомых, лишь однозвучная песня

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки