Электронная библиотека

держал венец над невестою, краснея сам пуще ее и не зная, на которую ногу

ступить. Капитан нашептывал что-то на ухо жениху, и толпа офицеров окружала

счастливую чету с ропотом ободрения. Вся команда, взмостясь на пушки, с

любопытством глядела на обряд, не виданный под палубами; слабо озаренная

батарея исчезала во тьме, и плеск валов и завывание ветра придавали

какое-то священное величие этому торжеству.

Сладко сорвать поцелуй втайне, сладко получить его неожиданно, но

всего сладостнее лобзание венчанья, когда в глазах всего света, не краснея,

вы можете назвать милую своею. Какой-то неизъяснимый, священный восторг

проник молодых, когда они слились устами, запечатлевая поцелуем союз

супружества... Это был задаток будущего блаженства, будущего благополучия.

Шампанское запенилось, и Жанни, стоя на пороге спальни, пылая как роза,

благодарила всех присутствующих.

- Приятной ночи! - сказал капитан, раскланиваясь с лукавою улыбкою, и

задернул двери.

Канва для пылкого воображения.

Поутру захваченные Монтанем голландцы возвратились на берег и привезли

матери Жанниной известие о ее замужестве. Через три дня флот пошел зимовать

к Чатам, и первый, кого встретили на берегу новобрачные, был Саарвайерзен.

Старик плакал и смеялся, сердился и радовался вместе, но все кончилось как

нельзя лучше. Через неделю получили письмо от матери, в котором она

присылала свое благословение, но, между прочим, уведомляла, что она горько

плакала от мысли, как несчастна была дочь ее, не имея для свадебного стола

секретного яблочного пирожного и для брачной постели пуховиков гагачьих!

Жанни улыбнулась и, зарумянившись, склонилась в объятия своего Виктора.

- А, а!.. - сказал Саарвайерзен. - Два аршина с четвертью, видно, ты

была счастлива и без яблочного пирожного.

ЭПИЛОГ

В 1822 году, под осень, я приехал в Кронштадт встретить моряка-брата,

который должен был возвратиться из крейсерства на флоте. Погода была

прелестная, когда возвестили, что эскадра приближается. Сев на ялик у

гостиного двора, я поехал между тысячи иностранных судов, выстроенных

улицами, и скоро выпрыгнул на батарею купеческой гавани; она была покрыта

толпою гуляющих; одни, чтоб встречать родных, другие, чтоб поглядеть на

встречи. Лепты и перья, шарфы и шали веяли радугою. Веселое жужжанье

голосов словно вторило звучному плеску моря; песни, стук, скрип блоков,

нагрузка, оснастка по кораблям, крик снующих между ними лодочников и

торговок - словом, вся окружная картина деятельности оживляла каждого

какою-то европейскою веселостью. Только одни огромные пушки, насупясь,

глядели вниз через гранит бруствера и будто надувались с досады, что их

топтали дамские башмаки.

Увиваясь между пестрыми рядами, меняясь вопросами со знакомыми,

поклонами с полузнакомыми и приветствиями с пригоженькими, я был поражен

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки