Электронная библиотека

Видя, что его не шутя подняли над водою, пленный оробел.

- На судне осталось только двенадцать человек, - отвечал он.

- Тем лучше, - сказал Белозор. - Ну, товарищи, нам единственное

спасение завладеть тендером. Не скрываю от вас: дело опасное, зато уж

молодецкое; славы и денег будет столько, что и внучатам не прожить. Грянем,

что ли, ребята?

- Грянем, Виктор Ильич, постоим за матушку-Русь, знай наших

нетронских! В огонь и воду готовы! - вскричали в один голос удалые матросы.

- Вот спасибо, ребята! С вами и месяц за рога сорвать - копейка, -

жить весело и умереть красно! Осмотрите же, братцы, захваченные ружья, и,

как скоро привалим к борту, скачи через сетку и прямо сбивай с ног

встречного и поперечного, забивай люки и вяжи или коли упорных. А между тем

обвертите шейными платками вальки, чтобы они не брякали в уключинах; только

бы добраться, а то все наше: пей - не хочу!

Скользя, как тихая тень, понеслась шлюпка, и скоро они разглядели

одномачтовую брандвахту, которая то вздымалась на валах высоко, то с шумом

ударяла своим бугшпритом в воду. За сеткою мелькала одна голова часового.

- Qui vive? [Кто идет? (фр.)] - раздалось с борта.

- Отвечай отзывом, - шепотом сказал Белозор пленнику, приставя

пистолет к груди.

- Le diable a quatre (бес вчетвером)! - закричал тот.

- C'est un bon diable (это добрый черт), - примолвил часовой и

беспечно оборотился, чтобы вызвать наверх офицера; но Белозор перескочил в

это время на палубу, не дал ему даже пикнуть, и в один миг все было

исполнено по приказанию.

Палуба находилась во власти русских, а внизу никто и не подозревал о

том.

Белозор, рассмотрев сквозь стеклянный люк, что в капитанской каюте

сидят за столиком трое офицеров и шумно разговаривают за бутылками,

потихоньку спустился по трапу (лесенке) к дверям и остановился послушать

речей их.

- Ты прелюбезный злодей! - говорил Монтаню один из таможенных

чиновников.

- Настоящий людоед на женские сердца! - примолвил другой.

- Небось на контрабанду и шашни не дам промаху; сам сатана мог бы у

меня взять несколько билетов для науки в любовной охоте; одним камнем двух

птиц зашибу. - Это говорил Монтань.

- А что, сердечко-то, верно, в золотой оправе? - произнес первый

голос.

- Ха, ха, ха! - отвечал капитан. - Голландское сердце всегда в

кошельке; как помокнет в тюрьме, так мой старик станет мягче своего сукна.

Уж к судьям отправлен ящик с шампанским, подогреть их патриотизм; обвинение

важное, и только рука Жанни выскоблит его.

- То есть, когда мы говорим рука, то, конечно, разумеем под этим не

одни пальцы, - сказал другой, - но и кольца, и перстни, и все, что в ней и

на ней?

- Да узк что толковать об этом; будущий тесть мой богат, и я заживу

как маршал, разграбивший провинцию. За здоровье нареченной моей!

- То есть за толстоту мешков ее приданого! - вскричали оба.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки