Электронная библиотека

здешние мужчины? Гордые лавочники! Что такое здешние дамы? Бестолковые

поварихи. А девушки? Это ходячие кувшины с молоком. Никакого тона, mon cher

[Дорогой мой (фр.)], никакого уменья жить в свете, пи малейшего взгляда

отличать достоинства... Для них кусок лимбургского сыра с червями

предпочтительнее любого дворянина с тринадцатью поколениями предков!

- Это ясно, как шоколад на воде, капитан, и я, право, расчесал себе

голову, отгадывая, почему вздумалось вам удостоить это утиное племя своим

выбором; правда, мамзель Саарвайерзен богата, и жениться на ней...

- Скорее женюсь я на адской машине, чем на этой голландке. Все, что я

рассказывал тебе прежде, была одна шутка, douze cents bombes, если не

шутка! Я только для забавы посватался на дочери сукошника, и как ты

думаешь, он принял мое предложение?

- Разумеется, кинулся к вам на шею с расстегнутыми карманами и

сердцем, - отвечал лукаво Брике.

- Rien moins que са, Брике, ничего менее этого: он дерзнул отказать

мне...

- Вы шутите и со мною, капитан!.. Полагаю, что в его кочане немножко

поболее смыслу.

- Весь его смысл не стоит пары собачьих подков, Брике; он отказал

наотрез. Он вздумал, что он очень важный человек, оттого что на полу у него

бархатные ковры, а на столе фарфоровые плевательницы! Велика птица! Да если

б его сукном можно было обтянуть земной шар, а червонцами запрудить

Зюйдерзее, я и тогда отсмею ему насмешку. Не ему чета были бургомистры

амстердамские, да и те перестали ковать колеса и коней серебром, а его-то и

подавно можно просеять сквозь судебное решето.

- Не только можно, да и должно, капитан, - он закостенелый оранжист.

- Он мятежник, - это по всему видно. Во-первых, читает английские

газеты.

- Во-вторых, богат, как жид.

- В-третьих... да что за счеты? Виноват кругом, да и только.

- В-четвертых, держит у себя подозрительных людей.

- Каких подозрительных людей? - сказал Монтань, обернувшись к своему

оруженосцу. - Про каких людей говоришь ты?

- А вот изволите видеть, mon capitaine: недели с две тому назад ходил

я с товарищами дозором...

- Знаю, знаю, приятель, каким дозором ты ходишь: каждый гульден тебе

кажется запрещенным товаром, и ты конфискуешь их в свою пользу. Я ничего не

хочу слышать, Брике, но попадешься - пеняй на себя: Наполеон не любит

дележа.

- Всякому свое ремесло, капитан: кто любит брать города, кто - ломать

сундуки.

- В том только разница, что кто ограбит королевство, тому ставят

торжественные ворота, а кто крадет из-за замка, тому виселицу. Да не о том

дело, приятель: о каких подозрительных особах говорил ты мне?

- Ходя дозором, как имел я честь доложить вам, увидел я, что шесть

человек вошли на мельницу вашего пареченного тестя. Вот меня и взяло

любопытство: дай посмотрю в комнату; влез на окно, гляжу и вижу...

- Во сне или наяву, Брике?

- Я бы желал тогда быть на моей койке, капитан, и храпеть во славу

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки