Электронная библиотека

что любовь ваша не полиняет ни от времени, ни от препятствий, и по тому-то

самому полгода-год разлуки нисколько не помешает делу. Если ты возвратишься

к нам в тех же мыслях и найдешь Жанни с теми же чувствами, - с богом, я не

стану противоречить, а между тем мы лучше узнаем о тебе, а Жанни испытает

себя.

- Могу ли я принять это за неизменное слово? Можем ли променом колец

заверить будущий союз наш?

- Что касается до моего слова, любезный Виктор, ты можешь построить на

нем замок, не воздушный замок, разумеется, а другое считаю излишним. Зачем

надевать на себя путы, бесполезные между людьми благородными и

предосудительные, если судьба разведет вас... Ты человек военный, тебя

могут убить, и тогда Жании останется вдовою, не быв супругою. Теперь

обрученье ваше походило бы на обрученье дожа с морем.

- Это не пустой обряд, почтенный Саарвайерзен, не вздорная прихоть,

нет, - это утешение сердцу, это залог будущего счастья... Скрепите же его,

освятите его своим благословением, дайте мне отраду считать себя не чуждым

вашему семейству, дайте мне лестное право называть Жанни своею невестою,

называть вас отцом своим...

Виктор склонил колено, прижимая руку старика к груди...

- Батюшка, - восклицала Жанни, возводя к нему заплаканные очи и

объемля его колена, - сжальтесь, не будьте суровы, сделайте счастливыми

детей своих!

- Полно, полноте, дети! - вскричал почти тронутый старик, вырываясь из

их объятий. - Что это за картина венецианской школы! Что это за водевильные

песни... Встаньте, утешьтесь... И я с вами разрюмился... слезы каплют у

меня с лица, будто с молодого сыра. Встаньте, говорю я вам; я дал слово, и

более ни слова... Не требуйте ничего лишнего, если не хотите, чтоб я

отказал и в этом. Я должен быть рассудителен за вас, чтобы кто-нибудь из

вас не пенял на меня. Завтра вы расстанетесь, а будущее зависит от вас

самих. Дайте мне время образумиться.

Виктор ясно видел, что это полусогласие было чуть-чуть не отсроченный

отказ; Жанни глотала все доказательства отеческие как зерна перцу; но

делать было нечего, и они оба, поцеловав у старика руку, удалились с

кисло-сладкими лицами.

Малорослый сын великой нации ехал в город, рассыпая проклятия на обе

стороны; досада его раздражалась еще более тряскою рысью огромной фризской

лошади, на которой он был точно миндаль на прянике. Не умея порядочно

ездить, он беспрестанно скользил то вправо, то влево по широкому седлу.

Спутник его, морской солдат самой разбойничьей физиономии, тащился сзади,

скорчившись на тощей кляче, как на салинге, и, куря коротенькую трубку, при

каждом скачке капитана приговаривал:

- Проклятые лошади!

- Лошади и люди, Брике, вода и земля - все негодно в этой несносной

стороне, douze cents bombes! [Тысяча двести бомб! (фр.)]

- Это и мое мнение, mon capitaine! [Капитан! (фр.)] - примолвил Брике.

- ЭТО И мое убеждение, Брике, мое душевное убеждение. ЧТО такое

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки