Электронная библиотека

- В Москву?! - вскричал Виктор, едва не вскочив со стула. - Эта шутка

переходит уже границы терпения!

- Шутка? Не вы ли, полно, шутите, господин странствующий рыцарь

Меркуриева жезла? Видно, вы жили под землей, если не слышали этой новости;

даже в Пекине все немые толкуют об этом!

Надобно сказать, что флот давно не получал известий с театра войны, а

ван Саарвайерзен не хотел печалить русского вестью о взятии его

отечественной столицы.

- Москва точно взята, - сказал он ему по-немецки, - но ваши стоят

крепко; будь мужественен, Виктор, умерь себя.

Но эта весть как громом поразила юношу, и, наконец, худо скрытая

досада овладела им. Болтун продолжал по-прежнему:

- Да, сударь, перед Москвою мы разбили пятисоттысячную армию, которою

командовал Суворов или Кантакузен, ou quelque chose comme cela; [Или что-то

вроде этого (фр.)] тут дрались даже старики с бородами по колено, которые

служат им вместо лат или наших хвостов на кирасирских касках; картечь или

пуля ударит, да и запутается в волосах!.. При этом деле были два полка

самоедов на лыжах, - mais on enfile ca comme des grenouilles [Но их

нанизывают, как лягушек (фр.)], - в полдень все было кончено, и бояре в

длинных своих кафтанах, любя французов от души, на руках внесли победителя

в город. По русскому обычаю, герою поднесли в пироге запеченного китенка,

по счастью накануне пойманного в Белом море.

- Оно полторы тысячи верст от Москвы, - с презрением сказал Виктор.

- Точно так, точно так и было до Петра Великого; но он, для удобства

столицы, велел подвинуть его поближе. Ручаюсь вам, сударь, что Петр был

моряк, каких мало, и если б подольше поцарствовал, то весь бы свет обратил

в океан и посадил на корабли. Но я удаляюсь от рассказа. К вечеру дан был

бал, на котором музыку составлял звон всех московских колоколов; говорят,

что эффект был восхитительный! Для редкости, два эскадрона пленных казаков

отличились в народном танце, который у них известен под именем пляска. Все

лица днем и все улицы ночью были иллюминованы. От избытка приверженности к

вожделенным гостям жители зажгли дюжину церквей и несколько кварталов.

- Чтобы все французы погибли там! - вскричал Виктор.

В этот миг слуга принес английские газеты.

- Москва освобождена... Французы бегут! - вскричал Саарвайерзен,

взглянув на первый лист, и передал его Виктору. Весть об изгнании была там

напечатана большими буквами. Восхищенный Виктор сначала обратил благодарные

очи к небу, но потом желание укротить хвастуна вырвалось у него насмешками.

- Итак, господин капитан, ваши египетские герои бегут не оглядываясь!

- Sur ma foi [Клянусь (фр.)], - вскричал тот, - это газетный вздор,

ото зажигательные известия английские; я никогда не видывал, чтобы французы

от кого-нибудь бегали...

- Может быть, оттого, что вы бывали тогда впереди всех, - сказал

Виктор насмешливо.

- Мне кажется, господин рыцарь аршина, вы на мой счет изволите

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки