Электронная библиотека

уверен, что наши балтийские тифоны, - примолвил он, - бывают опаснее для

пуншевых стаканов, чем для заливов и проливов соленой воды.

- Конечно, так, моя невская яхточка, - ему бы следовало поучиться у

нашего брата, старого моряка. Вода создана для рыб и раков, вино - для

женщин и детей, мадера - для мужей и воинов, но ром и водка - для одних

героев.

- Следственно, бессмертие для меня закупорено навеки: я не могу

равнодушно глядеть на бутылку с ромом.

- И я тоже, любезнейший, и я тоже; у меня сердце бьет рынду, когда я

завижу ее. Послужи с мое да испытай столько же бурь, тогда уверишься, что

добрый стакан грогу лучше всех непромокаемых шинелей и всех

противопростудных лекарств; как цапнешь темную, так два ума в голове; на

валы смотришь, как на стадо барашков, и стеньги хоть в лучок гнутся - и

горюшка нет!

- А какова была прошлая ночь? Если б не темнота, и на твоем лице,

Николай Алексеич, полюбовались бы мы миловидною бледностью.

- Черт вытрави мою душу, если мое лицо не столь же мало сделано для

румянца, как и для бледности. Буря - моя стихия. Подавай нам почаще таких

ночей, по крайней мере не заржавеем; а то скука возьмет, стоя на якоре до

того, что он пустит корни, как пульс, ощупывать канаты и сквозь сон

покрикивать: "заложить сейтали, - не зевать на стопорах!" То ли дело шторм?

Уму, и рукам, и горлу раздолье; вся природа пляшет тогда по дудке твоей!

- Слуга покорный за ваше раздолье... Вчерась я промок до самой души,

проголодался, как морская собака, и должен был холоден и голоден

отправиться спать, потому что нельзя было развести огня ни под котлом, ни в

камине. К довершению удовольствия, меня дважды выкинуло качкой из койки, на

которую сквозь палубу, как в решето, лилась вода струями.

- Ах ты, пряничная рыбка, любезный мой Виктор Ильич! Тебе бы хотелось

небось, чтобы корабли плавали в розовом масле, ветер только целовал паруса,

выкроенные из дамских платьев, и лейтенанты танцевали бы только по-вахтенно

с красавицами!

- Без всякого сомнения, не отказался бы я погреть теперь сердечко

подле какой-нибудь леди в Плимуте или дремать в тамошней опере после

сытного обеда, чем слушать медвежий концерт ветров и всякую минуту ждать

отправления в безызвестную экспедицию.

- По мне, на берегу в тысячу раз больше всяких опасностей, того и

гляди, что спроворят кошелек или сердце. Когда ты обманом прибуксировал

меня в доме Стефенсов, я не знал, в которую сторону обрасопить нос... Пол в

гостиной, казалось мне, волнуется, и я обходил каждую фарфоровую вазу, как

подводный камень. А пуще всего, эта проклятая мисс Фанни навела на меня

зажигательные свои глазки так метко, что я готов был бежать от нее по

пятнадцати узлов в час... Да ты не слушаешь меня, рассеянная голова!

В самом деле, Белозор, стоя на пушке, уже стремился взорами к берегам

Голландии, как скоро мысль его попала на проторенную дорожку - на женщин.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки