Электронная библиотека

он выказывал остроумие или рассказывал

что-нибудь смешное, теперь не удостоивала его шуток даже улыбкою,

заводила незначащий разговор с матерью и, будто назло ему, все делала

наоборот. Обыкновенно, в первой степени любовного масонства, ученики

стараются узнать и угадать все вкусы, все прихоти, все причуды милой особы

и таким нежным вниманием, такими маленькими услугами пробивать тропинку до

ее сердца. Подобный размен предупредительности уже существовал между нашими

любовниками, и они оба могли перечесть по пальцам, что каждый из них любит

или не любит особенно; ни одна безделица, которую только глаз любви может

заметить, только сердце любви оценить, не предлагалась без взаимной придачи

улыбки или слова. Напротив, теперь Шанни будто вовсе забыла привычки

Виктора. Чай, вопреки его вкусу, был сладок, как варенье; ему предлагали

сливок, хотя он никогда не употреблял их, и, что всего обиднее, не дослушав

его речей, Жанни обращалась к другим с пустыми вопросами. Виктор выходил из

себя, стараясь казаться хладнокровным. Жанни казалась ему чудовищем, но

чудовищем, самым милым в свете; он готов был тогда разбраниться с нею навек

и расцеловать в пух. Беда, когда западет в ретивое страсть, которой мы не в

силах ни бежать, ни победить!

Я, право, не знаю, что важнее для любовников: первая ли

благосклонность или первая ссора? Беда вдвое, когда они приходят вдруг,

подобно радуге в бурном дожде.

Виктор возвратился от ужина разогорчен и отчаян, видя свою покорность

отвергнутой с равнодушием и свою гордость униженной перед невниманьем.

- О женщины, женщины! - восклицал он. - Существо бессердечное,

легкомысленное, коварное, неблагодарное!

Он не первый и не последний вымещал на целой половине рода

человеческого досаду на одну девушку. В любовных и в политических упреках

обе стороны бывают обыкновенно чрезвычайно справедливы: старое и новое,

небывалое и былое - все смешано вместе, все обрывается на голову

обвиняемого; каждый умильный взгляд, каждый поклон ставится ему в

благодеяние, то есть в обвинение за неблагодарность.

Злая филиппика Викторова кончилась тем, что он решился писать к

жестокой.

Начинать переписку побранкой - довольно щекотливая вещь; она казалась,

однако ж, самою естественною и всего более справедливою для неопытного

моряка. Забавно было видеть, как он грыз перо и разрывал листы за листами,

то находя выражения свои чересчур жесткими, то некстати нежными. Не раз

вскакивал он и отворял окно, будто ожидая прилива красноречия от

полнолуния, или с жадностью затягивался трубкою, высасывая из нее

вдохновение с дымом. Пламенные нелепости текли струей на бумагу и, подобно

ракете, рассыпались звездами слов. Чего там не было! И обольстительные

упреки, и нежные угрозы, и клятвы, и обеты - словом, все выходки сердечного

безумия, все грезы любовной горячки, все, кроме того, что хотел сказать он,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки