Электронная библиотека

как подсудимый явился в столовую; но он напрасно умоляющими взорами ловил

взоры Жанни: она, как ртуть, убегала от встречи. Злая девушка с гордой

холодностью и с видом обиженного достоинства уклонялась от разговоров, и

когда виновный бемольным тоном обращал к ней вопрос, то односложные да или

нет, словно иголки, входили ему в сердце.

В первый раз заметил он, что Гензиус несносен со своими расспросами:

как ведется в России гроссбух? разделяют или соединяют в одну тетрадь

credet и debet? [Кредит и дебет (лат.)] венецианскую или амстердамскую

методу предпочитают для счетов и красными ли цифрами вписывают транспорт? -

у человека, который не знал иного транспорта, кроме срывающего четыре куша

с банкомета. Заметил, что шутки хозяина длиннее двух аршин с четвертью и

что страх утомительны рассуждения хозяйки о разнице, существующей между

предохранением, охранением и сохранением пикулей, об упадке просвещения,

что ясно доказывается введением сапогов вместо башмаков с тонкими

подошвами, и, наконец, о размножении моли, верного предвестника близкого

преставления света.

Между тем Жанни оставалась неизменно равнодушной, и тем сильнее кипел

Виктор. Раздраженный таким упорством, он, наконец, убежал в свою комнату, с

твердым намерением не выходить из нее ни к чаю, ни к ужину.

- Это ни на что не похоже, - говорил он сам с собою, отмеривая

саженные шаги по паркету, - так молода и так упряма! Что я говорю - упряма?

Так причудлива, так зла! Хорошо, что она выказала себя сначала, а то, чего

доброго, пожалуй, влюбился бы в нее по уши, которые не стали бы оттого

короче!

Тут он вздохнул, вспомня, какое маленькое у нее ушко; от ушка далее и

далее; наконец он сел, как будто желая рассмотреть образ, носящийся перед

его глазами.

- Да, да, это правда - она хороша, слова нет, что хороша, -

приговаривал он, будто нехотя, - сложена - чудо! Умна, как день, но зато уж

зла, как медяница, как змея с погремушками... Я поздравляю себя, что

разлюбил ее, что равнодушен; нет, мало равнодушия, что ненавижу ее. Слуга

покорный, мамзель Жанни, - вы можете пленять теперь на свободе эту двуногую

треску - Гензиуса, я, право, сам умею платить леденцами за леденцы.

Урочный час пробил, и откормленный слуга явился в дверях.

- Самовар подан! - возгласил он однозвучно. Виктор глядел на него,

расширив глаза, как будто слуга, произнес что-то на санскритском наречии.

- Пожалуйте кушать чаю! - сказал вестник.

- Кушать чаю? - повторил Виктор умильным голосом. , - Сейчас иду, друг

мой! Иду, но для того, чтобы показать спесивице, что значит оскорбленная

любовь! - присовокупил он, оправдываясь перед собою.

С небрежным видом вошел Виктор в гостиную и, вместо того чтоб сесть

по-прежнему подле Жанни, рассыпаясь жемчугом в иносказательных

приветствиях, подсел к старику, хозяину, и пустился шутить с ним

наперегонки. Но Жанни, которая прежде всех, бывало, показывала зубки, когда

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки